Шиттс Крик

Schitt's Creek
Развернуть трейлер
Поделиться
7,8
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Семья капризных богачей, потерявших всё состояние, вынуждена перебраться в глухой городишко Шиттс Крик, где им предстоит забыть о красивой жизни, научиться ладить с «простыми провинциалами» и друг с другом. «Золотой глобус» 2021 года за лучший комедийный сериал – остроумный ситком о добром соседстве и семейном сплочении от шоураннеров Юджина Леви и Дэна Леви, также сыгравших в сериале отца и сына.

В роскошном особняке семейства Роуз слышатся душераздирающие крики хозяйки дома Мойры, стареющей актрисы и жены миллиардера Джонни. А точнее – бывшей хозяйки, супруги бывшего миллиардера. Их имущество конфискуют до последнего кресла из-за предательства управляющего. Вместе с двумя взрослыми детьми они переезжают в маленький городок Шиттс Крик, который Джонни когда-то купил «по приколу». Теперь эта глубокая дыра станет для них новым домом. Высокомерной чете Роуз приходится налаживать контакт с местным мэром-невежей и его простоватой женой. Тем временем их красавица-дочь Алексис втягивается в любовный треугольник с двумя очень разными парнями, а утонченный сын Дэвид запутывается в отношениях с секретарем на ресепшене Стиви. Все они не оставляют надежды в ближайшем будущем покинуть Шиттс Крик, вот только Шиттс Крик никого не хочет отпускать.

Любителям легких обаятельных ситкомов предлагаем посмотреть сериал онлайн.

Языки
Русский, Английский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

В роскошный особняк семейства Роуз заявляются представители налоговой службы и судебные приставы. Начинается конфискация абсолютно всего имущества. Хозяйка – Мойра, стареющая актриса мыльных опер и жена теперь уже бывшего миллиардера Джонни Роуза – истошно вопит: меня грабят! Джон, все, что нажито непосильным трудом, все погибло! Джонни: а представь, каково мне, Мойра. Я раньше был членом семьи. Доверь деньги мне, доверь деньги мне… Твою ж дивизию! Дочь Мойры и Джонни, светская львица Алексис, тараторит, разговаривая по телефону: детка, это дурдом. Они просто забирают наши вещи. Вещи, говорю, забирают. Хоть на минутку выйди из клуба. Повиси-ка… Алексис говорит одному из приставов: эти сумочки нельзя забирать, мне их мой парень купил, так что формально они его. Брат Алексы, хипстер Дэвид, упрекает приставов: не представляю, как можно рушить чужие жизни, да еще и зарплату за это получать. Куда вы это тащите?

Мойра пакует и складывает в сумки свои многочисленные парики, причитает: душу из меня вынули, не откупиться. Никто уже не поможет. Джонни: у нас пятнадцать минут на сборы! Мойра рыдает, говорит горничной: нет, Робин и Кристин (персонажи, которых она играла) вместе складывать нельзя.

Собрав все семейство вместе, юрист сообщает: Илайя обобрал вас до нитки, Джонни. Полностью обчистил. Его еще ищут, он, видимо, на Каймановых островах. Джонни: он же был нашим управляющим, он должен был платить налоги. Юрист: хм, денег на вашем счете совсем мало, и государство позволило вам оставить один актив. Мойра: детей? Юрист: дети – иждивенцы, Мойра. Джонни, в 91-ом ты купил небольшой городишко. Джонни: да, купил для сына, по приколу. Дэвид: ты что, реально купил тот город? Джонни: ну, конечно, реально. Как бы ты еще получил кучу? Алексис: мог бы ее и в фотошопе подделать. Дэвид: денег бы сэкономил уйму. Джонни: с чего бы мне фотошопить кучу? Это был прикол. Дэвид: господи… Юрист: в защиту Джонни – этот город может быть вашим единственным спасением на какое-то время. Можете жить там почти даром, пока не встанете на ноги. Мойра: наверняка есть пентхаус, куда мы можем переехать. Должны же быть еще варианты. Юрист: ну, как вариант – можете жить на улице.

Роузы приезжают в захолустный городишко Шиттс Крик на рейсовом автобусе. Он останавливается возле здешнего мотеля. Дэвид и Джонни самостоятельно выгружают из багажного отделения чемоданы. Алексис жалуется по телефону: все это время я была окружена старухами в фуражках, от которых пахло бататом. Да негде было лечь! Кроватей не было, кухни тоже не было. Да, я знаю. Ну, что еще рассказать? Тут… полно коров, они повсюду. Возможно, тут и вокзала-то нет. Происходит черт-те что.

За Роузами некоторое время внимательно наблюдает неопрятного вида мужчина, который стоит возле обшарпанного пикапа. Затем он подходит к главе семейства: Джонни Роуз? Я – Роланд Шитт. Джонни: так это вы мэр, у нас с вами встреча? Роланд: именно. Я – мэр. Хотите полизоблюдствовать – это ко мне. Ну что, пошли заселяться, Джонни. Берите сумки, идите за мной. Мойра: дети, следите за сумками, в этом аду носильщиков нет.

Девушка на ресепшн (Стиви Бадд) говорит Джонни: брони на фамилию Роуз нет. Роланд: все в порядке, Стиви, я забивал для них две комнаты. Стиви: но тут ничего нет. Роланд: тогда просто засели их в две комнаты, эти люди владеют городом, они большие шишки. Мойра: нам нужно минимум три комнаты. Роланд: ого, так нельзя, дорогуша. Послушайте, у нас тут однокомнатная политика. Я от себя подкидываю вторую, ради приличия. Джонни: а если люкс? У вас есть пара люксов? Роланд: во дает! Стиви: нет, это же мотель. У нас обычно останавливаются дальнобойщики и бухие подростки. Мойра: пожалуйста, дайте мне кто-нибудь ключ от комнаты, номера – чего угодно. Мне нужно мыло душистое и веревка пушистая. Прошу вас!

Роланд приводит Роузов в первую из отведенных им комнат. Джонни: воняет, как в раздевалке. Мойра: только у меня кружится голова? Роланд усаживается на кровать: господи, сразу вспоминаются школьные деньки. Знаете, я ведь зажигал почти в каждом номере этого местечка. Если бы сюда приехала команда судмедэкспертов с этими их лампами, это место бы просто сияло. Джонни с трудом подавляет рвотные позывы. Дэвид причитает: господи, господи... Алексис: фу, фу, фу… Роланд швыряет Дэвиду и Алексис еще один комплект ключей: другая комната там. Брат с сестрой уходят.

Мойра: итак, кровать. Пожалуй, стоит снять покрывало и сжечь его. Джонни: хорошо, Роланд, спасибо вам большое за все… Роланд уходить не спешит. Он включает телевизор, начинает настраивать каналы.

Алексис продолжает висеть на телефоне. Дэвид с брезгливой гримасой обследует номер. На столе лежит огрызок яблока. В ванной висит только одно маленькое полотенце. Дэвид отдергивает шторку над ванной, приходит в ужас.

Роланд: ладно, вроде все каналы есть. Только почему-то без 19-го. Не знаю, в чем дело. Джонни: на самом деле мы едва ли будем много смотреть телевизор. Но еще раз спасибо. Не хотим вас задерживать, наверняка у вас дел по горло.

Дэвид идет на ресепшн. Стиви: вам помочь? Дэвид: мне нужно еще одно полотенце. Стиви: хорошо. Дэвид: может, это глупый вопрос, учитывая состояние ковров в номере, но есть ли у вас здесь бизнес-комната? Стиви на полном серьезе заявляет: да, у нас есть бизнес-комната. Она прямо через дверь по левую руку, справа за хамамом и СПА. Может, записать вас на процедуры? Дэвид: нет, спасибо, только полотенце.

Роланд, развалившись на кровати, увлеченно смотрит старый вестерн по телевизору. Джонни: еще раз спасибо, что вы все нам тут показали, но нам нужно разбирать вещи. Роланд: какие проблемы, Джонни. Всегда рад помочь. Слушай, еще один момент. Можно сходить у вас в туалет? Мойра: это настолько необходимо? Роланд: о, да! Пожалуй, это настолько необходимо. Собачка уже высунула носик, если вы понимаете, о чем я. Роланд посмеиваясь направляется в туалет и запирается там.

Дэвид говорит сестре, что ему нужна та кровать, на которой она уже разложила свои чемоданы. Алексис: зачем? Дэвид: если среди ночи сюда ворвутся убийцы, они сначала нападут на кровать, которая ближе к двери. Поэтому мне нужна другая. Алексис: то есть, ты хочешь, чтобы меня убили первой у тебя на глазах? И что ты потом будешь делать? Убежишь и оставишь меня истекать кровью? Дэвид: ну, типа того. Алексис: ладно, уеду – и займешь. Дэвид: а ты куда? Алексис: Ставрос прилетит за мной. Дэвид: в смысле? Когда прилетит? Алексис: как только эта дура Мэри Кей даст ему самолет. Дэвид: так. И куда мы? Алексис: ну, на данный момент он прилетит только за мной. Но когда-нибудь потом мы и за вами вернемся. Дэвид возмущается: каким надо быть социопатом, чтобы бросить свою семью на какой-то пропитанной блевотиной помойке, чтобы таскаться по миру со своим тупым парнем, наследником-неудачником, которого ты и знаешь-то три месяца? Алексис: в следующем месяце будет четыре. И еще он сказал, что в принципе подумывает о том, чтобы признаться мне в любви как-нибудь на днях. Дэвид: ничего глупее в жизни не слышал. Расскажу маме. Алексис: нет! Я жду удобного момента, понимаешь? Иначе отец разревется, а мама опять выкинет этот свой фортель, когда типа все в порядке, а потом не разговаривает со мной полгода. Я не хочу так. Дэвид: знаешь, мне необходима эта кровать. Очень. Алексис упрямится: пусть хоть раз тебя убьют первым. Брат с сестрой перекладывая чемодан Алексис с кровати на кровать и громко препираются по поводу того, кого из них должны убить первым.

Джонни и Роуз ждут, когда Роланд выйдет из туалета. К ним приходит Алексис: вообще-то, по-моему, здесь довольно уютно. Мойра: ты сказала «уютно»? Нет, Алексис. Дом Марты Стюарт в Хэмптоне уютный. Появляется Дэвид: где этот чеканутый? Родители делают беззвучные знаки, но Дэвид их не понимает. Джонни: в туалете! Он не хочет уходить. Роланд выходит из туалета, оттуда распространяется жуткая вонь: напомните мне починить там окно, а то не открывается. Роланд опять плюхается на кровать и пялится в телевизор. Джонни: спасибо вам за все, но нам нужно сейчас побыть наедине, в семейном кругу. Роланд: без проблем. Кстати, вон те шторы закрываются, так что… Ой, смотрите, у вас есть 19-й! У Джонни сдают нервы, он орет: Роланд, свали отсюда на хрен! Повисает неловкая пауза. Джонни: ладно, слегка переборщил, это было неуместно. Просто мы немного устали, это был долгий день. Таблетки на нас уже не действуют. Я думаю, нам нужно немного времени, чтобы остыть. Роланд: не нужно извиняться, я понял, вам нужно провести время вместе и все такое. Знаешь, я тогда просто свалю отсюда на хрен. Роланд уходит.

Роузы приходят в кафе «Тропикал». Дэвид: мы здесь что ли есть будем? Алексис: а что? По-моему, миленько. Мойра: Алексис, что на тебя нашло? Комната уютная, это место миленькое. Дэвид: я просто в шоке от этого места. Не знаю, что тебе в нем понравилось. Мойра: город отвратителен, просто жуткий. Алексис: он прелестный. Такой затейливый, словно из сказки. Джонни: что, черт возьми, с тобой такое? Алексис: ладно. Ставрос прилетает за мной, и я собираюсь немного с ним пожить. Мойра: но этого не произойдет. Я потрясена, что моя малышка превратилась в эгоистичную, двуличную шлюху.

К Роузам подходит официантка (Твайла Сэндс), она вручает каждому из них по меню. Здравствуйте, я – Твайла, сегодня я ваша официантка. Я читала о вас, ребята. Все, через что вы прошли, это такой отстой. У меня есть троюродный брат, занимается телемаркетингом. Заработал кучу бабла, а потом оказалось, что этот бизнес незаконный, и он все потерял. Джонни: не совсем то же самое. Твайла: ну да. Его на год в тюрьму посадили. Там жутко, но он там испанский язык учит. Думаю, что-то типа «хватит, мне больно». Мойра: чудесная история. Оставьте нас на минуту. Твайла: как будете готовы – я вон там.

Мойра выговаривает дочери: я запрещаю тебе оставлять нашу семью. Ты ведешь себя, как избалованный ребенок. Дэвид: по-моему, это просто непростительно. Алексис: а по-моему, ты просто завидуешь, что я отсюда сваливаю. К тому же у тебя на брови куча перхоти. Джонни: дети, хватит. Мойра: мир вокруг нас рушится, Джон, и я умираю внутри. Джонни: мне и самому немного тошно.

Роузы возвращаются в мотель и обнаруживают, что входные двери в их комнаты отсутствуют. Алексис: а что, если они забрали наши вещи? Дэвид: да там и брать-то нечего. Мойра: у меня есть чего! Она лихорадочно начинает что-то искать.

Джонни идет на ресепшн: у меня проблема. Кто-то украл наши двери. Стиви: об этом вам лучше поговорить с Роландом. Он живет дальше по улице. Из мотеля налево и еще раз налево. У дома припаркован пикап. На бампере наклейка с голой Хелен Миррен.

Мойра в истерике: мои сережки с бриллиантами пропали! Алексис: не драматизируй ты так. Мойра: заткнись и ищи их!

Джонни приходит к Роланду, требует: верни мне двери, пока не стемнело. Мой сын боится мотыльков. Роланд: дело в том, Джон, что ты очень плохо поступил. Ты унизил меня на глазах своей семьи. В детстве, когда я плохо себя вел, отец снимал двери моей комнаты и приговаривал: Роланд, личное пространство нужно заслужить. Джонни: я что-то потерял нить. Какое, черт возьми, это отношение имеет к личному пространству? Роланд: а никакого. Я просто психанул и снял двери. Джонни: если ты обиделся на то, что я сказал в мотеле – знаю, но ничего личного. Роланд: ладно, извинения приняты. Джонни: это были не извинения, а объяснения. Роланд: тем не менее, я принимаю извинения. Джонни: которых не было. Роланд: еще раз спасибо, что извинился. Джонни: я ни перед кем не извинялся и не намерен продолжать диалог. Роланд: извинился в очень милой и скромной манере, для такого нужно быть великодушным. Вот, кто такой Джонни Роуз – великодушный человек.

Мойра продолжает безуспешные поиски. Мимо проходит Стиви. Мойра ее подзывает: скажите, вы не видели сегодня рядом с отелем бродяг или нариков? Стиви: нет, никаких нариков. Мойра: пока наши комнаты были вставлены на всеобщее обозрение, кто-то подобрался сюда и украл мои серьги. Но сегодня здесь были только вы. Полагаю, вы единственная, кто был в здании. Стиви: кажется, я поняла, к чему вы клоните. Мойра: нет, я лишь уточняю, что, когда украли серьги, здесь были вы одна. Стиви: хотите сказать, я их взяла? Мойра: нет, как можно. Но я также не буду заявлять в полицию, если мои серьги внезапно вернутся. Стиви: знаете, мне нужно бежать. Хочу успеть в ломбард до закрытия, я торчу своему дилеру кучу бабла. Стиви уходит. Появляется Дэвид: что случилось? Мойра: я вежливо спросила эту администраторшу, она ли взяла мои серьги. А она оскорбилась и теперь помчалась в ломбард. Дэвид: что? Мне же нужно полотенце!

Дэвид догоняет Стиви: простите, если мама обвинила вас в воровстве. Стиви: да ничего. Дэвид: то есть, когда вы будете у нас убираться, то не будете подкладывать разные странные штуки в кровати из мести? Стиви: я не буду у вас убираться. Дэвид: хорошо. Но, по-моему, вы грубоваты. Я уже трижды попросил у вас полотенце, чтобы наконец-то отмыться от этого города. Думаете, я здесь по своей воле? Стиви: а вы думаете, я здесь по своей воле? Дэвид: я, вообще-то, не в курсе. Вы мне с самого начала односложно отвечаете. Стиви: если я дам вам полотенце, вы дадите мне спокойно уехать? Дэвид: да! Стиви: ладно. Но это лишь потому, что вы назвали меня грубой. Сочту это за комплимент.

Джонни видит разгром в комнате, который устроила Мойра: что здесь произошло? Мойра: нас ограбили. Прямо сейчас местная девка закладывает мои серьги ради наркоты. Бриллиантовые? Да, единственные, которые я смогла спрятать под языком. Джонни: я взял твои серьги из коробки с салфетками и спрятал в свою обувь для сохранности. Мойра обнаруживает пропажу.

В комнату с воплями отчаяния вбегает Алексис: нет! Ставрос только что написал. Он меня бросил, он не прилетит. Он сказал, что у него нет времени лететь за мной, потому что он идет на вечеринку в PDD, и он не успеет и то, и другое. Но ведь я должна была идти с ним на эту вечеринку. Джонни: он мне сразу не понравился. С того момента, как на моем юбилее он предложил нюхнуть кокса. Дэвид: просто из любопытства, что ты сейчас думаешь? Считаешь ли ты этот мотель уютным или нет? Алексис: ну ты и паскуда, Дэвид. Дэвид: это я паскуда? Разве это я бросил тебя ради тусовки? Джонни: Дэвид, помоги мне с дверями. Дэвид: не могу, я только что из душа, волосы еще не высохли. Мойра: бери немедленно молоток и вколачивай последний гвоздь в крышку нашего гроба!

Перед сном Алексис жалуется брату: мне следовало догадаться, он меня уже пять раз бросал. Тогда в Рио он меня так и не встретил. Или помнишь, как он мне подарил обручальное кольцо своей бывшей жены? И еще: прошлым летом, когда оставил свою наркоту у меня бардачке, и потом меня арестовали. Дэвид: можешь сделать мне одолжение? Никогда больше никому это не рассказывай. Ладно?

В комнату входят родители. Джонни: дети, мы хотим пожелать вам спокойной ночи и напомнить, что мы со всем справимся. Мы очень скоро снова встанем на ноги. Мойра: конечно, к тому времени наши ноги уже будут босы, изувечены и грязны от ходьбы по окуркам и разбитым пивным бутылкам. Так что, серьезно, Алексис, хватит уже о Ставросе. Алексис: ну, прости, что у меня сейчас тяжелый период. Дэвид: у тебя тяжелый период?

Джонни и Мойра уходят в свою комнату, ложатся спать. Мойра: доброй ночи. И помолимся, чтобы завтра не проснуться.

Под утро Джонни просыпается от того, что на него капает с потолка. Он вскакивает с постели, будит жену. Мойра: о, нет! Я только наревелась и заснула. Джонни: постель насквозь мокрая! Мойра: это что, кровь? Джонни: нет, потолок протекает. Капает какая-то коричневая гадость. Это место помойка! Это чертова дыра!

Джонни будит детей: подъем! Собирайтесь. Водопровод здесь ни к черту, мы уезжаем. Дэвид: что на тебе надето? Пеньюар? Джонни: это ночная рубашка. Но сейчас речь не об этом, а о том, что у меня в постели коричневая жижа. Мы продаем этот город. Как зовут ту болтливую малолетку на ресепшене? Дэвид: не знаю. Я вообще стараюсь общаться с людьми по минимуму. И я рекомендую серьезно подумать насчет этого пеньюара. Выглядишь, как Гобсек. Алексис: боже, вот, кого он напоминает. Джонни: ладно, я сам пойду. Джонни: счастливо, Плюшкин.

Облачившись в деловой костюм, Джонни идет на ресепшн, вызывает заспанную Стиви. В моей комнате протечка, отвратительная коричневая сточная вода все утро капала на мою кровать. Я насквозь промок. Мне нужен сантехник. Вызовите его. Стиви берется за телефон: уточню, дома ли он и в адеквате ли. Он хороший парень, но забулдыга. Джонни: мне также нужен агент по недвижимости. Тут есть хороший риелтор? Стиви: есть один парень, зовут Рэй. Сиви вручает Джонни визитку: он лучший. Правда, он единственный, так что… Могу я вам еще чем-то помочь? Джонни: да. Мы с женой сегодня будем завтракать в номере. Пожалуйста, яйца по-флорентийски и йогуртовое парфе. Стиви: к сожалению, поскольку у нас ничего нет, то обслуживание номеров мы не производим. Но вы всегда можете воспользоваться нашим бесплатным эспрессо-баром. Джонни смотрит на дешевенькую кофе-машину: я, скорее, потолочной жижи попью.

Мойра ложится в постель рядом с Дэвидом, просит сына: помни мне спинку. В детстве вечерами я постоянно делала тебе массаж. Дэвид: да, в обмен на половину карманных денег. Мойра: ладно, выбери какую-нибудь серебряную побрякушку из моих аксессуаров. Дэвид массирует матери плечи. Алексис пялится в телефон: боже, у нее тату «Акуна Матата». Дэвид: он и до тебя встречался с эскортницами, диснеевские тату его вряд ли удивят. Алексис: мы договорились не постить ничего в соцсетях после разрыва. Дэвид: он встречается со шлюхами. Алексис: ну, простите, что я друзей не на кастингах нахожу. Кстати, раз уж заговорили, где все твои друзья? Дэвид: они уважают мое личное пространство, потому что они тактичные люди. Знаешь, я думаю, это даже к лучшему, что он бросил тебя. Алексис: он не бросал меня. Мы совместно решили, что лучше, если он будет с кем-то еще. Мойра: дети, бездумные ссоры непозволительны, это для нас роскошь. Вы не видите всей правды, и отчасти я рада этому. Но темная сторона мира обнажила свое ужасное лицо… Дэвид встает с постели, идет в туалет и запирается там.

Джонни и Мойра встречаются с Рэем. Они сообщают, что хотят продать Шиттс Крик и рассчитывают получить за него сумму не менее той, за которую его приобретали. Рэй говорит, что обольщаться не стоит: государство не видит ценности в Шиттс Крик, оно отобрало все ваши активы, а город вам оставили. Но я сделаю все возможное. Сначала необходимо получить одобрение Роланда, и потом уже действовать.

Дэвид вывешивает во дворе мотеля белье после прачечной. Он говорит Стиви: эти полотенца, похоже, не отстирались, они пахнут куревом. Стиви: они так и должны пахнуть. А еще передай своему отцу, что сантехник был занят. Я передвинула кровать и на ее место поставила ведро. Дэвид: ладно, это уже не наши проблемы, мы продаем город. Стиви ехидничает: но здесь же так прикольно жить! Дэвид: а ты забавная. Стиви: спасибо. Я понимаю, это, наверное, не твоя тема, но сегодня вечером будет тусовка. Не совсем клубная вечеринка, но близко. Дэвид отказывается туда идти: я не готов стать объектом классовой ненависти. Подходит Алексис, снова жалуется брату, что Ставрос постит свои фото с какими-то «шалашовками». Потом она спрашивает Стиви: здесь есть бар поблизости, или это один из религиозных штатов? Стиви: я только что рассказывала твоему брату про сегодняшнюю вечеринку, но он отказался. Алексис: а я пойду! Итак, я ищу парня вроде механика или кого-то, кто работает с инструментами. Рост минимум метр 73, пухлые губы, спортивное телосложение. Мне бы это пошло на пользу, так что спасибо за приглашение. Стиви: да не за что. Жду с нетерпением. Хорошенько повеселимся.

Роланд заявляет Джонни, что подпишет разрешение только после того, как Роузы все семьей поужинают у него: ты же не пренебрегаешь моим гостеприимством?

Знаете ли вы, что

  • После того, как ее дом сгорел, и на ее банковском счете осталось всего 3 доллара, актриса Энни Мерфи подумала о том, чтобы вообще бросить актерскую игру. К счастью, она прошла прослушивание в «Шиттс Крик» и получила роль Алексис.
  • По состоянию на 2020 год он является рекордсменом по количеству побед Эмми за один сезон для комедийного сериала (девять побед). Это также первый телесериал, получивший премию Primetime Emmy Awards во всех основных актерских категориях за один год (чего раньше никогда не было ни в комедийных, ни в драматических шоу). Кроме того, это также первое шоу, которое выиграло Эмми во всех четырех актерских категориях, а также за сценарий и режиссуру.
  • Юджин Леви (Джонни) работает в сериале со своими реальными сыном и дочерью. Дэн Леви играет Дэвида, сына Джонни, а Сара Леви играет Твайлу, официантку в городской закусочной.
  • Юджин Леви подарил Дэну Леви фотографию их двоих в рамке в последний день съемок «Шиттс Крик» (2015). На нем он написал: «Дэниэл, для меня было честью быть твоим партнером, сын. Папа хо».
  • Мотель, в котором живет семья Роуз, расположен в Оранджвилле (Онтарио), а гараж, закусочная и магазин расположены в Гудвуде (Онтарио). Все три находятся на одном перекрестке.
  • Крис Эллиот - единственный американский актер в основном актерском составе. Остальной актерский состав - канадцы.
  • По словам Энни Мерфи, Юджин Леви был счастлив работать со своими детьми. Находясь за кадром, он произносил их реплики вместе с ними.
  • В невыпущенном пилоте сериала роль Алексис Роуз играла Эбби Эллиотт, дочь комика Криса Эллиотта, который играет Роланда Шитта. Она не смогла приступить к съемкам, когда сериалу дали зеленый свет, поэтому роль досталась Энни Мерфи.
  • Персонаж Кэтрин О'Хары Мойра Роуз часто носит черно-белые полосы, как дань ее роли Делии Дитц в «Битлджусе» (1988).
  • Патрик почти всегда носит рубашку синего оттенка. В эпизоде «Знакомство с родителями» его отец носит синий свитер, а его мать носит синий кардиган.
  • Несмотря на то, что шоу длится 6 сезонов, сюжетная линия длится всего 3 года.
  • Первая сцена в сериале была снята в последний день съемок. Все члены съемочной группы приоделись по этому поводу.
  • Розовое платье, которое Алексис достает из сумки в последнем эпизоде – то же самое, в которое она была одета в первый раз, когда мы увидели ее в первом эпизоде.
  • Оформить подписку