Назад

Фильм РобоКоп

RoboCop
Развернуть трейлер
7,3
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Захватывающий ремейк легендарной серии фильмов про полуробота-получеловека, следящего за порядком в городе. Режиссером картины выступил Жозе Падилья, создатель «Элитного отряда», а главные роли достались таким выразительным звездам, как Эбби Корниш, Гарри Олдман и Сэмюэл Л. Джексон. Действие картины разворачивается в 2029 году, когда международная компания Omni заняла первое место по развитию роботехники. Дроны компании помогли победить во всевозможных войнах, и теперь руководство принимает решение использовать их в мирных бытовых целях. Главный герой – любящий отец и примерный муж Алекс Мерфи – отважно борется с преступностью на улицах Детройта. Однажды его тяжело ранят при исполнении задания, после чего корпорация OmniCorp предлагает инвалиду свои услуги. За неимением другого выхода Алекс вынужден согласиться. Он возвращается на улицы города, обладая уникальным оружием, но способен ли «роботизированный» герой остаться чутким и сострадательным человеком? Всем любителям эффектного и оригинального экшена настоятельно рекомендуем смотреть онлайн «Робокоп».

Языки
Русский, Украинский, Английский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

В Детройте правят балом насилие и беззаконие. Для борьбы с воцарившимся в мегаполисе хаосом, сил у местной полиции недостаточно, поэтому мэрия вынуждена подписать контракт с корпорацией ОСР, которая обещает наладить работу правоохранительных служб своими методами.

Восстановить порядок призван робот ЕD-209, но во время демонстрации его возможностей в «мозге» железного чудища происходит сбой, и он расстреливает одного из своих создателей. Программу по разработке ЕD в корпорации закрывают и в жизнь запускают новый проект – «Робокоп».

В это же время молодого патрульного, примерного семьянина Алекса Мерфи направляют на работу в один из самых криминогенных участков. В напарники ему назначают женщину-полицейского Энн Льюис. На первом же задании главарь банды убивает героя. Мерфи мертв и руководство компании ОСР решает использовать его тело в качестве исходного биологического материала для создания идеального полицейского – киборга. Так на свет рождается Робокоп.

Для того чтобы он исправно работал, ученые решают очистить мозг героя от воспоминаний. Но во время этой процедуры что-то пошло не так и у Алекса сохранились отрывочные сведения о его прошлом.

Кибернетический полицейский успешно несет службу, однако постепенно память начинает к нему возвращаться. Робокоп хочет отомстить своим убийцам.

Энн узнает в киборге своего бывшего напарника и пытается ему помочь. Последнее сражение героя с членами банды происходит на том самом заводе, где они когда-то расстреляли офицера Мерфи. Покончив с грабителями, Робокоп приезжает в корпорацию ОСР и обвиняет ее вице-президента в заговоре и многочисленных преступлениях. Тот пытается захватить заложника и сбежать, но киборг убивает негодяя. В конце фильма герой вспоминает все свое прошлое.

Знаете ли вы, что

  • Режиссер Жозе Падилья и актер Юэль Киннаман боролись за то, чтобы снять фильм с возрастным рейтингом R, но из-за постоянно растущего бюджета, который перерос из 60 миллионов долларов в 100 миллионов, руководители студии были вынуждены настоять на рейтинге PG-13 в надежде окупить потраченные средства. На протяжении всего периода съемок студия зорко следила за режиссеров, дабы убедиться, что он действительно снимает фильм с рейтингом PG-13.
  • В сцене ареста Леона в кадре на несколько секунд появляется режиссер фильма Пол Верховен.
  • Во время съемок фильма режиссер Жозе Падилья звонил своему другу, бразильскому режиссеру Фернанду Мейреллишу, которому выражал свое разочарование в связи с отсутствием творческого контроля над фильмом из-за жесткого надзора со стороны студии. По его словам, студия отказывала ему в 9-ти из 10-ти идей, которые он хотел привнести в фильм. Падалья в том разговоре назвал это худшим опытом в своей жизни. Когда тема этого разговора стала известна общественности, то в попытке успокоить студию Падилья выпустил противоположное заявление, в котором выразил удовлетворение работой над фильмом.
  • Пол Верховен, режиссер оригинального «Робокопа» (1987) скептически относился к ремейку фильма, заявив, что это типичное отсутствие свежих идей в Голливуде. Когда он увидел готовую версию фильма, то оказался еще менее впечатлен, заявив, что, как и с «Вспомнить все» (2012) (еще одним ремейком его фильма), картине не хватило юмора, который позволил его оригинальному фильма сработать так хорошо.
  • В офисе Рэймона Селларса можно увидеть витрину с костюмом, напоминающим тот, что носил Питер Уэллер в оригинальном «Робокопе» (1987).
  • Имя доктора Нортона (персонажа Гари Олдмана) – Деннет, что является фамилией философа Дэниеля Деннетта, который славится своей работой о сознании и свободой воды, оба из которых являются ключевыми темами фильма. Деннет утверждает, что сознание – это иллюзия, созданная слоями физических и химических процессов, и что сознание по сути является вычислительным процессом. Однако он все же утверждает, что его взгляд на вещи совместим с идеей свободной воли.
  • Во время сцены с демонстрацией Робокопа общественности можно увидеть заголовок в нижней части выпуска: «Бразильский серфингист Гуи Падилья…». Это отсылка к сыну режиссера Жозе Падилья.
  • Джеки Эрл Хейли в роли Рика Мэттокса произносит фразу: «Я бы не купил это и за доллар». Это переработка фразы из оригинального «Робокопа» (1987), в котором звезда телешоу говорит: «Я бы купил это за доллар!».
  • Эдвард Нортон отклонил предложение сыграть доктора Нортона.
  • Для продвижения фильма в 2012 году студии создали псевдоофициальный сайт несуществующей OmniCorp, на котором был размещён рекламный ролик OmniCorp, записи вымышленных теленовостей о беспорядках в американских городах, описание двух видов её продукции (беспилотного самолёта и робота ED-209) и анонс киборга RC-2000. Также был создан псевдоофициальный профиль в Facebook, с тем же роликом и другими фотографиями робота ED-209 (в том числе его старой модели вместе с создателем) и RC-2000.
  • Хью Лори вел переговоры с продюсерами, чтобы сыграть роль Селларса, но они не увенчались успехом. Также на роль серьезно рассматривался Клайв Оуэн, пока роль не отошла Майклу Китону.
  • В какой-то за режиссерским креслом фильма был закреплен Даррен Аронофски.
  • Ребекка Холл отказалась от предложенной ей роли Клары Мерфи. Также на роль в то время прослушивались Джессика Альба, Кери Рассел и Кейт Мара.
  • Мерфи открывает компании OmniCorp практически безграничные возможности. «Он представляется продуктом, который корпорация хочет выпустить на рынок, – объясняет Падилья. – Он – всего лишь прототип. РобоКоп был разработан, как какой-нибудь новый напиток в исследовательской лаборатории компании, занимающейся производством газировки. Сотрудники OmniCorp пытаются найти идеальный дизайн робота, чтобы продать его полицейскому управлению. Для компании это может означать миллиардную прибыль, поэтому об этике воротилы бизнеса особо не задумываются. Они забывают об одной детали – внутри машины по-прежнему живет человек. Это не просто бездушный агрегат, это вполне одушевленная личность. Разрабатывая РобоКопа, спецы из OmniCorp наивно полагали, что смогут контролировать свое детище. Что ж, они выбрали не того полицейского. Мерфи оказался слишком хорош для этой роли, и он намерен воспользоваться своим вторым шансом для того, чтобы вершить правосудие». «Идея OmniCorp заключается в том, что внутри робота обязательно должен жить человек, – говорит Юэль Киннаман, звезда телевизионного сериала «Убийство», сыгравший роль Мерфи. – Человек, способный принимать решения, чтобы компании было в кого ткнуть пальцем, если что-то пойдет не по намеченному плану. РобоКопу оставили базовые эмоции для повседневной жизни. Когда же он сталкивается с угрозой или становится свидетелем совершающегося преступления, контроль берет на себя компьютер. Когда в OmniCorp понимают, что эмоции делают систему РобоКопа уязвимой, их отключают вовсе. Но когда Алекс встречается со своей семьей, эмоции находят обходной путь к его сознанию и возвращают контроль. Он вновь получает возможность принимать решения самостоятельно».
  • Киннаман утверждает, что роль Алекса Мерфи заинтересовала его после встречи с режиссером: «Жозе описал свое видение проекта – философские и политические аспекты, которые могли бы вызвать жаркие споры. Он хотел снять динамичный развлекательный боевик, в котором бы рассматривались философские дилеммы, с коими мы непременно столкнемся в ближайшем обозримом будущем. Разумеется, я захотел поучаствовать в таком проекте». «В 80-е идея киборга могла относиться только к какому-то отдаленному будущему, – говорит Падилья. – Но сейчас это происходит на самом деле. Протезы, дроны, самодвижущиеся автомобили – идея стала частью нашей повседневной жизни. Мы же в своем фильме затрагиваем многие этические и правовые вопросы, которые неизбежно появляются по мере развития технологий. Алекс Мерфи терзается вопросом – что происходит с человеком, когда он оказывается внутри машины?» Падилья утверждает, что начал работать над проектом по чистой случайности: «У меня была встреча с представителями MGM – мы обсуждали, какой фильм я мог бы снять. Там на стене висел постер оригинального РОБОКОПА, и я между делом сказал, что хотел бы снять этот фильм. Это – замечательная картина, нестареющая классика жанра. Я начал развивать эту идею, и мне сказали: «Давай сделаем это». Это было счастливое стечение событий – студия с внушительной производственной базой, фанатичный парень вроде меня и постер».
  • Продюсеры картины Марк Абрахам и Эрик Ньюман считают, что Падилья – идеальный режиссер для обновленного РОБОКОПа. «Студия сделала правильный, хоть и рисковый выбор, – говорит Абрахам. – Мы обратились к режиссеру, в послужном списке которого – великолепные документальные фильмы и две игровые картины, ЭЛИТНЫЙ ОТРЯД и ЭЛИТНЫЙ ОТРЯД: ВРАГ ВНУТРИ, которые очень удачно прошли в прокате, особенно в Бразилии. ЭЛИТНЫЙ ОТРЯД получил «Золотого медведя» на Берлинском кинофестивале. Мы хотели найти необычного режиссера для съемки необычного фильма». «В фильмах Жозе чувствуется его одержимость своей работой, – говорит Ньюман. – После просмотра его фильмов в голове невольно появляются мысли: «Ух ты, это круто!» В то же время во всех его фильмах чувствуется его мировидение. РОБОКОП идеально впишется в этот ряд картин режиссера». «Вопросы, поднимаемые в фильме РОБОКОП, настолько же актуальны, насколько были в 80-х, – продолжает продюсер. – Жозе хотел снять фильм, который бы работал в двух направлениях. С одной стороны, это должен был быть зрелищный экшн с различными захватывающими сценами, которых кинозрители еще никогда не видели. С другой стороны, он должен был давать почву для размышлений об устройстве современного мира». «Мне нравится ходить в кино и получать свою дозу адреналина и смеха, – объясняет Ньюман. – Но в то же время я люблю, когда, выйдя из кинотеатра, у меня появляются мысли: «В этом что-то есть». Падилья искренне восхищается оригинальным фильмом РОБОКОП. Несмотря на это, он нашел способ рассказать классическую историю современным языком. «Вопросы, поднимаемые в картине, сегодня актуальны, как никогда, – считает режиссер. – Как скоро военные действия будут полностью автоматизированы? Когда роботы заменят солдат и полицейских. Сейчас ведутся жаркие дебаты по поводу дронов, которые не полностью автономны – ими по-прежнему управляют операторы, наблюдают и принимают решение, когда имеет смысл применить силу. Но что будет, если за принятие таких решений будет отвечать компьютерный чип или программа? Все, что описано в нашем фильме, в самое ближайшее время будет реализовано учеными. И я предвосхищаю не менее жаркие дискуссии по поводу каждого из новшеств. Мне было очень интересно поработать над этим проектом спустя многие годы после выхода оригинального фильма. Имея куда более широкие познания в области современной технологии, чем были у моих коллег в 80-е, я попробовал спроецировать ситуацию на современность, однако сохранить философские базисные вопросы, которыми терзается главный герой».
  • Тема кибернетических организмов ставила перед авторами фильма вопросы не только этические и моральные, но и практические. «Предположим, вы купили самодвижущийся автомобиль, в котором внезапно отказало управление, и вы куда-нибудь врезались, – объясняет Падилья. – Чья это вина? На кого подавать в суд? На вас или на компанию, которая выпустила эту машину? По аналогии, допустим, что полицейский допускает ошибку и убивает не того, кого нужно. Сегодня ответственность за это преступление целиком и полностью лежит на плечах самого полицейского, а не УВД. А что было бы, если бы полицейский был роботом? Все эти вопросы, которые возникают при появлении новых технологий, мы ставили перед зрителем в фильме РОБОКОП». Алекса Мерфи политические вопросы не интересуют, для него это личное. «Зрители должны поверить в то, что машина помнит, каково это – быть человеком, – говорит Падилья. – Только в этом случае Алекс Мерфи может сохранить здравый рассудок. У него сохранились все человеческие эмоции. У него остались какие-то воспоминания. У него по-прежнему прослеживаются некоторые когнитивные способности. Однако он не может взять сына на руки и не может заняться любовью со своей женой. Быть РобоКопом – настоящий кошмар. Главный вопрос, которым задается главный герой – как я буду дальше жить в таком виде? Стал ли Алекс машиной или остался человеком?»
  • Насколько бы ни были важны философские аспекты, фильм остался захватывающим боевиком по своей сути. Для кинематографистов робототехника стала своеобразной экспериментаторской песочницей. «Больше всего нам (и как киношникам, и как фанатам) понравилось работать над роботами, – говорит продюсер Эрик Ньюман. – Повеселились мы на славу. У нас был очень агрессивный робот-убийца ED-209 и идеальный солдат EM-208».
  • Различные вариации костюма РобоКопа, а также дизайн роботов ED-209 и EM-208 разрабатывал художник-постановщик Мартин Уист. По его словам, насколько бы фантастическими ни были различные наработки, все они подкреплялись реально существующими технологиями. «Всякий раз когда мы придумывали для РобоКопа новую способность, выяснялось, что разработки в этой области уже ведутся, а иногда эта технология уже была изобретена, – рассказывает Уист. – Например, уже сегодня существуют подопытные, в мозг которых имплантированы сенсоры. Они могут управлять механической рукой при помощи мысли. Наш робот вооружен мощным Шокером. Мы выяснили, что он уже изобретен и с успехом используется. Все в нашем фильме основано на реальности». «Нам было очень важно сделать фильм как можно более правдоподобным, зрители должны были верить в происходящее на экране, – говорит Ньюман. – К чести Жозе надо сказать, что он – профессиональный физик. Так что детектор лжи в его подсознании очень четко откалиброван. Любой технологический аспект в фильме он ставил под сомнение и проверял, насколько такое вообще возможно. В итоге картина получилась весьма правдоподобной».
  • Для РобоКопа было создано два независимых и кардинально отличающихся друг от друга костюма. «Первый костюм был создан специально, чтобы напомнить об оригинальном фильме, – объясняет Уист. – Мне хотелось оставить ту же цветовую гамму, окрасив доспехи в серебро. Но, как и в первом фильме, мы немного украсили костюм, добавив другие оттенки, в частности малиновый и темно-синий. Костюм получился простеньким, массивным и неповоротливым. Однако его нужно было показать, чтобы зрители увидели, насколько выгодно по сравнению с оригинальным костюмом выглядят новые доспехи РобоКопа». Робота ED-209 в оригинальном фильме кинематографисты «оживляли» методом покадровой анимации. Для ремейка было решено воспользоваться визуальными эффектами. «Первое знакомство с ED-209 в первом фильме было достаточно запоминающимся для всех нас, – говорит супервайзер по спецэффектам Джеймс Е. Прайс. – Учитывая тип съемок, операторы были во многом ограничены, в частности в ракурсах съемок и композициях кадра. Теперь же, используя новейшие технологии, мы смогли добиться куда большей подвижности. Мы смогли имплантировать сложнейших роботов прямо в сцену с живыми героями. Это было очень уместно, учитывая стиль съемок, которого придерживается Жозе – у него камера очень подвижная, словно живая. Нам не пришлось фиксировать камеру, мы могли вставлять эффекты именно там и тогда, когда это было нужно режиссеру».
  • Компанию Юэлю Киннаману, который сыграл Алекса Мерфи, составили актеры Гари Олдман (в роли доктора Деннетта Нортона, главы фонда Omni, создателя РобоКопа), Майкл Китон (в роли Реймонда Селларса, генерального директора OmniCorp), Эбби Корниш (в роли Клары Мерфи, супруги Алекса), Джеки Эрл Хейли (в роли Мэттокса, который тренировал Мерфи после его возрождения), Майкл К. Уильямс (в роли офицера Джека Льюиса, напарника Мерфи), Дженнифер Или (в роли Лиз Клайн, юрисконсульта компании OmniCorp), Джей Барушель (в роли Тома Поупа, руководителя отдела маркетинга компании OmniCorp), Марианн Жан-Батист (в роли Кэрен Дин, начальницы полицейского управления Детройта) и Сэмюэл Л. Джексон (в роли Пэта Новака, телевизионного обозревателя). Юэль Киннаман говорит, что ему очень понравилось работать с Падильей. «Мы говорим о весьма вероятном будущем, однако пока это все еще фантастика, – рассказывает актер. – Жозе делает эту фантастику на удивление правдоподобной, не слишком вызывающей и надуманной. Наш мир очень близок к тому миру, что описан в фильме. Уже изобретены автономные протезы конечностей, ученые активно работают над искусственными сердцами. С одной стороны, это, конечно, научная фантастика. С другой стороны, фильм РОБОКОП можно расценивать, как попытку заглянуть во вполне реальное будущее».
  • Особый интерес у Киннамана вызвало изучение процесса возвращения Мерфи к человечности после того, как его безжалостно лишили всех эмоций: «Во второй половине фильма Алекс, по идее, должен быть абсолютно бесстрастен – Нортон снизил уровень дофамина до нуля. У него есть доступ ко всем камерам скрытого видеонаблюдения, установленным на улицах города еще за 20 лет до описываемых событий. Алекс начинает просматривать записи в поисках изображений сына, жены, его самого, чтобы вспомнить, кто же он есть на самом деле. В этот момент эмоциональность начинает возвращаться к нему. Алекс вспоминает о том, как покушались на его жизнь, и начинает расследование собственной смерти. Все это в сочетании возвращает его к жизни – он пробуждает человека, которого заточили в недра машины. Именно благодаря семье он вновь становится тем, как был до перерождения – личностью». Киннаман вторит своим коллегам, утверждая, что костюм очень помогал вжиться в образ. Даже, несмотря на то, что доспехи РобоКопа было носить труднее, чем любой другой костюм. «Моя броня весила около 20 килограмм, – рассказывает актер. – В ней постоянно ощущался жуткий дискомфорт, не было никакой терморегуляции – было то слишком холодно, то слишком жарко. Но именно это и помогало. Насколько бы неловко я себя ни чувствовал, я понимал, что по сравнению с муками Алекса мои были мизерны. Я чувствовал себя незащищенным и голым, в буквальном и переносном смысле – одежда под броней уже не помещалась. Но Алекс должен был переживать те же эмоции, только в сто раз хуже. Такое подспорье в работе было бесценно».
  • Несмотря на физический дискомфорт, Киннаман пытался передать движениями своего героя, что РобоКоп является самым знаменательным достижением в области робототехники. Дни громыхающих и неуклюжих роботов остались в прошлом. «Робототехники добились впечатляющих результатов в копировании движений человекоподобных роботов, – утверждает актер. – Например, в Японии изобретены роботы-няньки, которые умеют делать расслабляющий массаж людям преклонного возраста, содержащихся в домах для престарелых. Создавая РобоКопа, мы решили, что он должен двигаться, как человек: его механическое тело должно было работать точно так же, как и человеческое. Ходит он очень плавно, практически идеально». Однако кинематографисты не смогли удержаться от искушения напомнить зрителям о классическом фильме. «Нам также хотелось оставить в движениях РобоКопа что-то, что напомнило бы зрителям о движениях Питера Уэллера. Например, во время ходьбы я сначала поворачивал голову, а потом доворачивал плечи».
  • Перед тем, как взяться за роль, Киннаман провел тщательное исследование своего персонажа: «Алекс Мерфи – опытный полицейский специального назначения, он много чего знает и умеет. Чтобы выглядеть правдоподобно в этой роли, мне тоже пришлось кое-чему подучиться. В частности, мне пришлось отточить навыки работы с огнестрельным оружием, с которым я уже раньше имел дело. Для некоторых из моих прошлых ролей я обращался за помощью к ребятам из ОПОНа Швеции. В этот раз мне вновь пришлось просить их о помощи – я тренировался на протяжении двух недель. Кроме того, много чего мне рассказал один коп из Лос-Анджелеса, за спиной которого 25 лет в лос-анджелесской подземке и 10 лет в ОПОНе».
  • Во многом фильм строится на взаимоотношениях между Алексом Мерфи и доктором Нортоном, ученым, который создал РобоКопа. «Отношения Алекса и доктора Нортона очень непростые, в каком-то смысле герои напоминают доктора Франкенштейна и его монстра, – говорит Киннаман. – Сначала – доверие, потом доверие утрачивается, а затем – обретается вновь. Отношения настолько напряженные, как у отцов и детей». «Отношения наших героев можно было бы сравнить с отношениями отца и сына, – вторит коллеге номинант на премию «Оскар»® Гари Олдман, сыгравший роль Нортона. – Алекс – результат эксперимента, к которому Нортон прикипел душой и сердцем. Одержимый своим делом Нортон просто не может на этот результат смотреть свысока. В жизни каждого родителя рано или поздно наступает момент, когда дети его разочаровывают. Именно это чувство вызывает у Нортона обновленный Алекс». «Нортон – биоинженер, ученый, нейрохирург, сидящий на стероидах, – говорит о своем герое Олдман. – Он очень умен, может быть, даже слишком умен на свое счастье. Он – пионер в области разработки технологий для калек и ветеранов. Он дает им второй шанс вернуться к нормальной жизни».
  • Ключевым поворотом в карьере доктора становится появление Алекса Мерфи. «Нортона постоянно подгоняют, чтобы РобоКоп как можно скорее вышел на улицы города, даже несмотря на то, что киборг пока не прошел все тесты, – рассказывает Олдман. – Нортону приходится поступать наперекор всем докторским заповедям и обетам. Именно в этот момент начинают проявляться этические и моральные проблемы, обсуждаемые в фильме». Как и Киннаман, Олдман решил принять предложение сняться в фильме после ознакомления с видением Падильи нового РОБОКОПА. «Стиль работы Жозе одновременно и оригинальный, и провокационный, – говорит Олдман. – Он – артхаусный режиссер до корней волос, который пробует свои силы в мейнстриме. Причем делает это очень профессионально». Майкл Китон играет Реймонда Селларса, директора компании OmniCorp. По словам режиссера, он хотел показать полноценного персонажа со своими мотивами. Того, кто был бы почти прав, хотя по фильму, разумеется, является негодяем. «Использование роботов в военных действиях или в полицейской работе вполне оправдано, – считает Падилья. – Роботам не ведома коррупция, они не устают, не терзаются муками предубежденности, не различают людей по расовой принадлежности. Селларс все это понимает и решает воспользоваться этими преимуществами. Он не похож на среднестатистического мерзавца – его мысли и поступки негативны, но вполне обоснованны».
  • «Реймонд Селларс хочет внести свою лепту в изменение мира, – говорит Китон, – поэтому он становится главным локомотивом проекта. Он не задумывается о том, будет ли использование новейших технологий правильным или неправильным, этичным или аморальным. Он умный парень с невероятными амбициями, мыслитель, новатор, но при этом он еще и практик. Он манипулирует Нортоном, но не потому, что зол или лжив. Он поставил определенную цель, к которой стремится. Он ставит перед Нортоном вполне конкретные задачи и требует, чтобы Нортон их решил. Селларс свято убежден в своей правоте». Китон серьезно готовился к роли, изучая мир высоких технологий вдоль и поперек. «Чтобы выглядеть правдоподобно в своей роли, мне нужно было вжиться в мир, в котором существовал Селлерс, – объясняет актер. – Я много общался с робототехниками из Массачусетского университета. Кроме того, у меня есть друг, который написал книгу о роботах; мы дружим уже лет двадцать. Невероятно, насколько многофункциональными могут быть роботы. Еще более невероятен тот мир, в котором мы все вскоре будем жить. Одним из моих собеседников был скалолаз, который много лет назад попал в лавину и отморозил ноги. Конечности пришлось ампутировать. Что ж, он по сей день лазает по горам. И именно он изобрел технологию, позволившую ему не отказываться от опасного хобби. Мозг посылает сигнал искусственному нерву, и протез повинуется так, словно это – настоящая нога. Я поговорил с ветераном, у которого был такой протез – по его словам, он воспринимает его, как часть себя. Жозе сам очень любил покопаться, разбираясь в высоких технологиях – области, в которой больше вопросов, чем ответов».
  • Роль Клары, жены Алекса, сыграла Эбби Корниш. «Клара – очень сильная и умная женщина, любящая жена и заботливая мать, – говорит Корниш. – Ее счастливая семья была разорвана в клочки событиями, описываемыми в фильме. Однако ее любовь и привязанность к Мерфи оказываются сильнее обстоятельств. Именно эмоциональность его жены помогает Алексу не потерять самообладание при перевоплощении в РобоКопа». По словам Корниш, перед ее героиней стоит весьма затруднительный выбор. «Селларс и Нортон подыскивают подходящего кандидата, которого можно было бы трансформировать в РобоКопа, – объясняет актриса. – Когда выбор падает на Алекса, Кларе необходимо решиться и подписать соответствующие бумаги. Но как принять такое решение? Либо ваш муж умрет, либо пройдет процедуру, которая изменит его до неузнаваемости… Что бы вы выбрали?»
  • Актер Джеки Эрл Хейли, номинированный на премию «Оскар»® за роль в фильме КАК МАЛЫЕ ДЕТИ, сыграл роль Мэттокса, бывшего военного оперативника, сотрудника OmniCorp. Его работа состоит в том, чтобы все технологии корпорации находились в полной боевой готовности… включая РобоКопа. «У него внушительное армейское прошлое, но теперь он работает на компанию OmniCorp, – рассказывает о своем герое Хейли. У него военная выправка, но он уже привык к жизни на гражданке. Он искренне любит своих роботов. На самом деле, он считает их минимизаторами риска. Мэттокс наперед знает, как отреагирует робот в той или иной ситуации. Именно поэтому у него возникают проблемы с РобоКопом. Вояка считает, что если разбавить электронику органикой, это лишь увеличит фактор риска». Хейли говорит, что в некотором смысле готовился к этой роли многие годы: «Я переехал в Техас 13 лет назад. И мы с другом постоянно палили из различного огнестрельного оружия – и на охоте, и просто ради развлечения. Но самое главное – мне это было нужно для работы. Появившись на съемочной площадке фильма РобоКоп, я мог задавать вполне конкретные вопросы в отношении того оружия, из которого по сценарию мой герой должен был стрелять. Согласитесь, полученный ранее опыт стрельбы мне очень пригодился».
  • Майклу К. Уильямсу, сыгравшему запоминающуюся роль Омана в сериале HBO «Прослушка», досталось амплуа Джека Льюиса, напарника Мерфи. Уильямс говорит, что с восторгом принял приглашение на роль, а работа с Киннаманом оказалась еще и неоценимым опытом для актера. Роль Уильямса делилась на две части. Сначала он играл с самим Киннаманом еще до трагедии, произошедшей с Мерфи. Затем, несколько позже, ему пришлось встретиться с коллегой, когда тот уже был в костюме РобоКопа. «Когда закончилась очередная съемочная смена, меня словно осенило – я видел Юэля без доспехов в последний раз, – вспоминает Уильямс. – Я, шутя, ударил его кулаком в плечо, типа, «увидимся». Действительно, в следующий раз он появился на съемочной площадке уже в стальном костюме. Я снова в шутку ударил его. Кулак попал Юэлю в плечо… и я чуть было не сломал себе руку!»
  • Двукратная обладательница премии «Тони» Дженнифер Или, которая недавно появилась в компании Джессики Честейн в фильме ЦЕЛЬ НОМЕР ОДИН, сыграла роль Лиз Клайн, юрисконсульта компании OmniCorp. Актриса отмечает, что в фильм ставит перед зрителем множество моральных и этических вопросов, с которыми мы можем столкнуться в ближайшем обозримом будущем. Ее персонаж был, похоже, единственным, кому не пришлось подстраиваться под будущее. «Лиз Клайн живет в мире высоких технологий, но ее будни ничем не отличаются от будней современных адвокатов, – говорит Или. – Это забавно. Буквально всем на съемочной площадке пришлось подстраиваться под новую реальность. Клайн же была интересна лишь юридическая сторона вопроса, которая в сути своей не меняется уже многие годы».
  • Джей Барушель сыграл Тома Поупа, лощеного директора отдела маркетинга компании OmniCorp. Он относится к РобоКопу скорее как к продукту, чем как к полицейскому, который должен служить Детройту и защищать его жителей. «Поуп – профессиональный маркетолог, – говорит актер. – Быть скользким – часть его профессии». И самому Барушелю, и авторам фильма было очень важно, чтобы уже по внешнему виду зрители могли понять, с каким персонажем они имеют дело. О многом в характере героя мог сказать его костюм. «Дизайнер по костюмам Эйприл Ферри решила, что он должен быть одет с иголочки, – рассказывает актер. – Эйприл подобрала мне шикарный гардероб. Каждый день я выходил на съемочную площадку, разряженный, как франт. В реальной жизни я бы в гроб в такой одежде не лег. Но сидело на мне все неплохо. И я счастлив от того, что моя мама увидит – я тоже умею носить костюмы». Марианне Жан-Батист досталась роль Кэрен Дин, шефа полиции Детройта. «Она очень крутая, – говорит номинированная на премию «Оскар»® за роль в фильме ТАЙНЫ И ЛОЖЬ актриса. – Она поднялась на вершину полицейской пирамиды с самых низов. В ее руках большая власть, и, похоже, это ее устраивает. Но кроме того, я считаю, что она не злоупотребляет своими полномочиями и пользуется уважением коллег». Номинант на премию «Оскар»® Сэмюэл Л. Джексон сыграл роль Пэта Новака, политического обозревателя. «Сэм Джексон говорит, что его персонаж похож на Раша Шарптона, – смеется Киннаман. – Он очень самоуверен, с благосклонностью относится к робототехнике и хвалит OmniCorp». «Сэмюэл Л. Джексон – величайший актер нашего времени, – считает Падилья. – Он невероятно талантлив и харизматичен. Но больше всего меня поразило то, насколько хорошо он подготовился к роли. Мы давали ему очень длинные монологи. Он запоминал их моментально. Мы снимали сцены с первого дубля, без единой оговорки».
  • О ДИЗАЙНЕ
  • Футуристическим дизайном фильма РОБОКОП занимался художник-постановщик Мартин Уист. Основной задачей художника-постановщика является работа над декорациями. Однако сфера деятельности Уиста распространялась и на многое другое, включая костюмы РобоКопа, мотоциклы и машины, арсенал и созданных на компьютере роботов, ED-209 и EM-208. «Я впервые разрабатывал элементы, которые впоследствии были созданы в виртуальной среде, – говорит он. – На этом новом для меня поприще были определенные сложности, но в целом работа мне понравилась – все, начиная с машин и байков и заканчивая вооружением. Не говоря уже о том, что в фильме будет множество созданных мною декораций». Уист добавляет, что смог справиться с таким большим объемом работ только благодаря своей профессиональной команде. «Конечно, один в поле не воин, – говорит художник. – Вместе со мной работали замечательные дизайнеры, профессионалы в своей области: одна группа занималась оружием, два парня работали с роботами. Я полностью полагался на их талант и мастерство. Я, скорее, был отладчиком, чем создателем. Эксперты работали в своих областях, и мы позволили им творить практически без каких бы то ни было ограничений. Я со своей стороны лишь направлял и исправлял». О доспехах РобоКопа Уист говорит, что дизайнерам пришлось изрядно потрудиться над вторым, черным костюмом: «Вторая броня была выполнена в черном цвете. Она была более элегантной, агрессивной и технически продуманной».
  • Разрабатывать костюм РобоКопа Уисту помогали специалисты компании Legacy Effects, одной из ведущих голливудских студий по созданию визуальных эффектов. Дизайнеры компании разрабатывали костюм Железного Человека и многие другие впечатляющие геройские гардеробы. Арсенал РобоКопа состоял из двух стволов: мощный Шокер в кобуре, которая скрыта в бедре (еще один флэшбэк к оригинальному фильму), и пистолет, спрятанный в предплечье. По словам Уиста, особое внимание он уделял правдоподобности, несмотря на то, что работал с фантастическим оборудованием: «Когда мы начали работать над Шокером, я хотел, чтобы все детали были тщательно продуманы – откуда он появляется, как крепится, как умещается и как превращается в грозное оружие в руке героя. Мы хотели, чтобы все было логично и объяснимо. Он должен был быть вполне конкретного размера – с одной стороны, чтобы грозно выглядеть, а с другой – чтобы умещаться в бедренную кобуру. Затем мы продумали то, как кобура будет отделяться от бедра, чтобы РобоКоп мог взять оружие в руку». Работая над Шокером, Уист хотел избежать каких бы то ни было проводов. «Шокер стреляет маленькими плоскими дисками, – объясняет художник. – После выстрела диски вытягиваются в конус, а по краям появляются пластинки, стабилизирующие полет. Когда диск попадает во что-то, от удара выпускается шип. В каждом диске существует миниатюрная батарея, которая пускает через шип сильный заряд электрического тока, пронзающий жертву. Было очень забавно работать над всеми технологическими премудростями, создавая наше супер-оружие».
  • Второй ствол в арсенале РобоКопа – более традиционное огнестрельное оружие, которое появляется из предплечья героя. «На его руке отодвигается панель, открывая ствол пистолета, – рассказывает Уист. – В районе локтя на костюме есть специальная подпорка, подталкивающая пистолет в руку. Идея заключалась в том, что в момент стрельбы, отдача приходилась не на ладонь, а распределялась по всей руке. Разрабатывая подобные предметы, я стараюсь быть настолько практиком, насколько только возможно. Мне хочется верить, что такие предметы можно, при желании, смастерить и в нашем современном мире. Пусть это будет мощный Шокер, вылезающий из бедра киборга – даже в этом должна быть какая-то логика».
  • Уист также разработал двух роботов для фильма – ED-209 и EM-208. «Когда мы придумывали 209-го, решили вновь обратиться к оригинальному фильму, – рассказывает он. – Наш робот получился очень похожим на оригинал – бипедальная машина с большой головой, оснащеная тяжелой артиллерией. Впрочем, мы внесли и некоторые дополнения – сделали робота более детализированным и подвижным, увеличили мощность пушек и радиус действия». В фильме РОБОКОП появится и совершенно новый робот – EM-208. «209-й больше похож на танк – он пробивает себе дорогу грубой силой, – объясняет Уист. – 208-й, наоборот, более легкий и подвижный. Я называл этих роботов «пехотинцами». Они могут свободно заходить в здания и пробираться в недоступные для 209-х места».
  • Работая над роботами, Уист постоянно консультировался со специалистами по визуальным эффектам. «Я лишь набросал 209-го на бумаге, – рассказывает художник. – Как только начался процесс анимации, нам пришлось вносить некоторые коррективы в дизайн робота. Несмотря на то, что робот был отрисован в виртуальной среде, он должен был подчиняться простейшим физическим законам, особенно это касалось способа передвижения. Например, он должен был переносить центр тяжести полностью на одну ногу, чтобы поднять вторую. Кроме того, ножные шарниры не должны были препятствовать повороту пушки».
  • Уист также проектировал средства транспорта, которые появятся в фильме. Одним из них стала полицейская машина (также похожая на автомобиль из оригинального фильма) на базе новой модели Ford Taurus. В оригинальном РОБОКОПе использовалась более старая модель Taurus. «На наше счастье, новый Taurus выглядит круто сам по себе! – говорит Уист. – Мне очень понравилась полицейская машина, которую мы в итоге выпустили на съемочную площадку. Она стала еще круче».
  • Работая над мотоциклом РобоКопа, Уист взял за основу Kawasaki 1000, после чего внес в модель кардинальные изменения. «Мы изменили подвеску, увеличив расстояние между осями, – описывает дизайнер метаморфозы. – Мотоцикл стал несколько длиннее, чем обычные модели. Мне хотелось, чтобы за рулем мотоцикла РобоКоп имел возможность наклониться вперед, занимая атакующую позицию. Машина получилась внушительной, обычный мотоцикл кажется в сравнении с ним малюткой. После этого мы обшили весь мотоцикл броней, похожей на броню костюма киборга. РобоКоп буквально сливается со своим мотоциклом, когда сидит в седле. Кажется, что это – единый механизм. Ну и напоследок – мы полностью изменили все фары и фонари».
  • Разумеется, Уист был также ответствен за декорации, включая лабораторию доктора Нортона. «Мне хотелось, чтобы площадка казалась стерильной, состоящей из одних прямых углов, – рассказывает художник. – Во многом в работе над фильмом мы ориентировались на философское суждение Фрэнсиса Бэкона о том, что человек и его душа заперты в темнице, выстроенной обществом. Кстати, в офисе Селларса на полке стоит собрание сочинений Бэкона. Это довольно многозначительная метафора, которая по-разному раскрывается в сюжете РОБОКОПа. Ее использовали и мы, художники и дизайнеры. Лаборатория получилась почти кубической, с прямыми углами, очень чистая, почти стерильная, повсюду был глянцевый белый цвет. В стены были вмонтированы шкафы; различные механизмы были вмонтированы в стены, потолок и пол. В центре стояла кровать РобоКопа, гротескно выделяющаяся плавностью линий в этом царстве прямых углов. Здесь киборг загружал и выгружал данные, делал переливание крови – это была его стыковочная станция».
  • За визуальные эффекты для фильма отвечал супервайзер по спецэффектам Джеймс Е. Прайс. По его словам, работа разделялась на три основные категории: 1). Роботы – в основном модели EM-208, ED-209 и РобоКоп; 2). Модернизация натуры под будущее; и 3). Графические дисплеи, включая видение РобоКопа. Дизайн роботов начался с набросков, но вскоре художники поняли, что им придется работать в тесной связке с аниматорами, которые впоследствии будут оживлять модели. «В отношении 209-х нужно было добиться того, чтобы они выглядели настолько реалистично, насколько возможно, – говорит Прайс. – Это должен был быть настоящий, массивный, злобный робот. Дизайн получился поистине уникальным – вывернутые коленные суставы и массивная голова. Главная сложность состояла в том, чтобы просчитать его движения – они не должны были грешить против физики. Он должен был постоянно соблюдать баланс, но при этом выглядеть достаточно устрашающим».
  • В отношении 208-х, которых Уист называл «пехотинцами», Прайс отметил, что работа перешла в иное измерение: «208-е человекоподобны, поэтому мы хотели, чтобы их конечности работали точно так же, как у людей. Но они не должны были быть слишком человечными; определенная механичность в движениях по-прежнему должна была прослеживаться. Для нас ключом к успеху стала математическая точность и скорость. Когда человек быстро указывает в нескольких направлениях, его рука несколько отклоняется от цели по инерции. У роботов такой проблемы не существует – все движения машин выверены до миллиметра. Сначала мы записывали различные моторные комбинации при помощи технологии motion capture, а затем удаляли «лишние» телодвижения, свойственные людям». В работе над РобоКопом учитывались все упомянутые выше и многие другие наработки. «Для оживления РобоКопа мы использовали весьма богатый инструментарий, – продолжает Прайс. – Мы начали работать с человеком, облаченным в костюм, – иногда это был Юэль, иногда – его дублер. Иногда мы снимали лишь часть костюма. Скажем, нам было достаточно снять голову и плечи Юэля, тело же мы заменяли компьютерной графикой. Это было большим подспорьем в сложных сценах. Если РобоКоп совершал действие, которое человеку не под силу (быстро двигался или высоко прыгал), в этих сценах «играл» полностью компьютерный персонаж. Однако даже в этих сценах мы рисовали робота с поправкой на стиль движений Юэля, просто добавляли силу, маневренность и скорость, в зависимости от того, что требовалось по сценарию».
  • В вопросах футуризации настоящего кинематографистам было очень важно не перегнуть палку. «Если вы выгляните в окно, вы увидите машины и прошлогодние, и сошедшие с конвейера 20 лет назад, и другие, которые были выпущены в этот временной период, – отмечает Прайс. – То же самое касается и зданий. На самом деле, вы можете каждый день видеть здания, которым 50 и даже 100 лет. Поэтому мы решили не ошарашивать зрителей заоблачной красотой будущего, описанного фантастами. Мы хотели показать будущее, эволюционировавшее из настоящего». Главная задача команды состояла в работе над небоскребами Детройта. «В городской ландшафт мы добавили внушительное здание штаб-квартиры OmniCorp, – отмечает Прайс. – Верхняя половина здания, задевающая облака, была разработана художниками и выполнена на компьютере. Нижняя половина представляла собой несколько видоизмененный Ванкуверский Дворец Съездов. Фасад здания послужил фоном для одной из финальных сцен. Когда же пришло время работать над вершиной небоскреба, я отправился в Детройт и с вертолета сделал фотографии вершины здания, какое оно есть сейчас. Затем мы выбрали место в Детройте, где это здание могло бы расположиться – чуть южнее Ренессанс-центра. Там расположено здание с гигантским логотипом GM. Парк и площадь южнее здание открывали огромную открытую площадку. После этого мы вновь поднялись на вертолете на высоту птичьего полета и сделали несколько панорамных снимков местности. Мы использовали камеру с гиростабилизатором и снимали Детройт на все 360° с двух, несколько отличающихся друг от друга, ракурсов. Один впоследствии стал видом из окна кабинета Селлерса, другой, чуть выше – вертолетную посадочную площадку. Во время монтажа мы использовали полученные кадры для создания одной большой подвижной панорамы».
  • В результате виды Детройта из окон кабинета Селлерса и с крыши здания получились именно такими, как если бы здание стояло в этом месте. Последним элементом, над которым работали специалисты по спецэффектам, стало видение РобоКопа. «На дисплей шлема робота выводился большой объем информации – его жизненный статус, оценка местности и прочее, – рассказывает Прайс. – Так он изучал окружающую действительность». Для начала кинематографисты решили снимать сцены с точки зрения самого РобоКопа. «У нас было небольшое устройство с камерами, которые операторы называли «Робоглазом», – объясняет Прайс. – Устройство крепилось на голову и представляло собой миниатюрный стэдикам с гиростабилизатором. В результате движения получались очень плавными, словно кто-то действительно снимал стэдикамом на уровне глаз. В фильмах этот эффект преподносится, как видение сцены глазами одного из героев. При этом наши камеры управлялись дистанционно, могли быстро менять ракурс с четкой фиксацией в новой позиции – так называемый эффект робовидения. РобоКоп видел все точно так же, как и мы с вами, с той лишь разницей, что он мог очень быстро крутить головой, моментально концентрируясь на различных предметах и событиях. Поверх картинки мы наложили много графики и текста, демонстрировавшие анализ РобоКопом сложившейся ситуации». Прайс и его команда также создавали виртуальную студию политической телевизионной программы, ведущим которой выступал Пэт Новак в исполнении Сэмюэла Л. Джексона. «Мы снимали Сэма в студии, на 240° обтянутой хромакеем, – говорит Прайс. – Весь фон был впоследствии анимирован. В этих сценах была особая специфика, поэтому мы обратились за помощью к одной лос-анджелесской компании по дизайну. К счастью, Сэм уже работал в подобных необычных интерьерах и знал, к чему готовиться».
  • Ошибки в фильме

  • В пропагандистском выпуске новостей показывается патрулирование улиц Тегерана войсками роботов. Но почему, собственно, такое количество техники сосредоточено на одной улице, если никаких боев не ведется и близко?
  • Роботы обращаются к рядовым иранцам на английском, как будто местные жители обязательно должны им владеть. Язык в Иране персидский, и с английским он не имеет ничего общего.
  • Нервно реагирующим на прибытие американской техники террористам не откажешь в храбрости, присущей японским камикадзе, поскольку они собираются нападать на роботов с ножами!
  • Роботы почему-то считают ножи экстремистов достаточно опасным оружием, чтобы тут же открывать шквалистый огонь на поражение из всех стволов.
  • Один из террористов решает атаковать шагающего робота с крыши, но как смертник мог точно определить местоположение техники, чтобы приземлиться прямиком на нее?
  • Алекс Мерфи с напарником Льюисом расследуют дело о внедренных в преступную банду полицейских. Интересно, а они не опасаются, что бандиты могут знать в лицо большинство копов Детройта?
  • В недалеком будущем на каком-то основании упразднили полицейские рапорты, и теперь каждый офицер может просто отчитаться начальству о ходе операции?
  • На складе оружия в полицейском управления из соображений безопасности разве не должно быть камер видеонаблюдения? Тем более, если они есть во всем остальном участке.
  • Главарь банды торговцев оружием Вэллон предпочитает лично вести переговоры с полицейскими под прикрытием, несмотря на то, что их нельзя считать «чистыми». И конечно, крутой гангстер не мог найти лучшего способа для их устранения, кроме как устроить пальбу в центре города в ресторане.
  • Перед тем как прибыть на встречу с бандитами напарники Мерфи и Льюис обсуждают, что неплохо было бы вызвать подкрепление. Ну, так и где оно, когда начинается стрельба, в результате которой Льюис получает тяжелое ранение?
  • Пистолет Льюиса обладает необъяснимой способностью восстанавливать магазин. Сперва нам показывают, что он разрядился, однако стоит Льюису вернуться в ресторан, как он снова стреляет как ни в чем не бывало.
  • Вэллон почему-то не принимает предложение подручного ликвидировать Мерфи у больницы, хотя еще за пару дней до этого лично пытался расстрелять его вместе с напарником. Что же изменилось по мнению бандита? Самое интересное: бомбу под машину Мерфи в итоге все равно подкладывают, но по какой причине она срабатывает не на стоянке больницы, а лишь много часов спустя, ночью у дома Алекса? Подрывник как-то не учел, что за писк орущей автосигнализации вполне может спуститься Клара Мерфи, и тогда покушение сорвется.
  • Взрыв машины, в результате которого Мерфи получает чудовищные травмы, оказывается не способным вынести все стекла дома и разнести в клочья фонарь, как это должно было случиться.
  • Ожоги IV степени 80% тела смертельны для человека, с большим запасом к тому же. То, что Алекс Мерфи сумел остаться в живых – немыслимо, даже с учетом условий будущего. К тому же Алекс не просто выжил. Он сохранил волосы на голове, которые должны были сгореть.
  • С какой целью доктор Нортон сохранил изувеченному полицейскому кисть правой руки? От Алекса Мерфи не осталось даже центральной нервной системы, для чего ему сохранившаяся кисть, если она только добавит ему уязвимости в обстановке боевых действий? Также вызывает вопрос наличие легких, когда у киборга и так искусственная вентиляция. Для чего Алексу их сохранили?
  • Шокированный новым телом Мерфи хватает Нортона за горло. То, что доктор выжил от такого прикосновения – настоящее чудо, но почему при этом бездействует персонал исследовательского центра? Свежеиспеченный Робокоп пытается сбежать, ему практически не чинят никаких препятствий, он запросто преодолевает внушительное расстояние, словно всю жизнь носил броню, и отключают его в итоге только далеко за территорией завода.
  • Почему военная лаборатория Omnicorp находится прямо посреди рисовых полей, на которых трудятся десятки рабочих? Разве такому объекту не положено находиться где-нибудь в секретном месте, возле которого не должно быть посторонних?
  • Перед тем, как вложиться в искалеченного Алекса Мерфи, руководство Omnicorp проводит строгий отбор кандидатов, в частности забраковав нескольких инвалидов – бывших морских котиков. Причина – сомнения в эмоциональной стабильности будущих киборгов. Но разве Мерфи отличается нордическим спокойствием? Причем не отличался этим и до ранения, будучи склонным к эмоциональным срывам, что должно быть известно компании.
  • На работу человеческого мозга требуется не больше 340 Ккал. Алекса же в лаборатории заряжают притоком энергии в 1320 Ккал. Как у него в буквальном смысле не расплавился мозг?
  • Военный стратег Omnicorp объясняет Робокопу, что его броня будет пробита оружием калибра выше 50-го, но на убойную мощь влияет также скорость снаряда, масса и т.п., следовательно, инструктаж нельзя считать полным.
  • Сложно понять логику организации Omnicorp. В ее возможностях создавать гигантские компьютерные симуляторы для отработки навыков роботизированной техники, но при этом модифицированного Робокопа отправляют на тренировку с реальными дронами, с использованием реального оружия, что чревато многомиллионными издержками. И это в тот момент, когда эффективность Робокопа для обеспечения правопорядка только предстоит доказать.
  • Система управления Робокопа и тренировочными дронами единая. В таком случае уровень сопротивления киборгу выглядит недостаточным и не имеет ничего с реальным боем, когда противник может проявить хитрость.
  • Что-то непонятное и с походкой Робокопа. В обычных условиях он передвигается, как и положено тяжелой бронированной машине, с соответствующим металлическим лязгом. Но в бою он более быстрый, ловкий и прыгучий, чем легкоатлет. Как одно сочетается с другим?
  • Если полиция располагает обширной базой на всех преступников Детройта, включая их идентификационные данные и местоположение, но зачем им вообще понадобился Робокоп? Они не могли решить проблему разгула преступности при помощи традиционных средств? Судя по тому, как легко Робокоп опознает в толпе и арестовывает бандита, не так уж и страшная в городе криминогенная обстановка.
  • Почему Робокопу выдали мотоцикл, а не традиционный для полицейского патрульный автомобиль? Предполагалось, что киборг будет просто расстреливать подозреваемых на месте без суда и следствия? А как же задержание преступников или, при необходимости, перевозка пострадавших? Видимо ничего из этого городу не требуется – только физическое устранение.
  • Местные наркоторговцы, судя по всему, незнакомы с понятием «конспирация», а иначе поостереглись бы фасовать наркоту средь бела дня на незапертых складах, куда совершенно спокойно может ворваться на мотоцикле Робокоп.
  • Финальная схватка с Антуаном Вэлланом. В кромешной темноте с использованием инфракрасного света главарь банды падает подстреленным, но Робокоп еще долго зачем-то обстреливает стену за ним.
  • Хуже недалеких наркоторговцев только продажные полицейские, которые пользуются «засвеченным» оружием, не озаботившись хотя бы перчатками. А один из коррумпированных до того безумен, что пытается ликвидировать Робокопа из пистолета!
  • Клара Мерфи тоже «хороша». С ее участием связан самый нелепый момент фильма. Клара пытается заговорить с мужем, просит его вернуться домой, чтобы повлиять на сына, но не она ли она сама дала добро на превращение Алекса в бездушного блюстителя порядка?
  • Конфликт между Робокопом и Omnicorp надуманный. В организации опасаются, что киборг станет слишком самостоятельным, но почему это их так беспокоит, если создавали его со вполне конкретной целью: продавить отмену закона об использовании робототехники? По такой логике самоуправство Робокопа им только на руку, как еще одно подтверждение его эффективности.
  • Договор между Кларой Мерфи и Omnicorp составлен таким образом, что Робокопа нельзя считать гражданином США, он – машина на службе корпорации, которая позволяет полиции ее использовать. С какой стати прессе общаться с машиной, и с каких пор мнение машины кем-то учитывается?
  • Глава Omnicorp Селларс твердит, что они подвели Алекса, словно забывая, что речь идет о киборге, который напротив – должен быть благодарным за возможность расследовать дело о покушении на себя.
  • Блокирующий передатчик расположен у Робокопа в самом легкодоступном месте, что автоматически исключает его эффективность. Да киборг запросто сам способен извлечь его.
  • Робокоп разыскивает преступников при помощи загруженной в него полицейской базы, но в ней не может быть руководителя Omnicorp, поскольку за ним не числится реальных преступлений. Это Робокоп со слов доктора Нортона считает Селларса виновным, но слова не могут являться основанием для ареста и тем более ликвидации.
  • Почему в Omnicorp так боятся встречи Клары с Робокопом? Он ей скажет, что Селларс приказал его уничтожить. Ну и что? Робокоп – собственность Omnicorp, и он – машина, с которой компания может делать все что захочет.
  • Каким образом доктор Нортона переместился из лаборатории Omnicorp в полицейский участок за пару минут, если Робокопу потребовалось преодолеть немалое расстояние на мотоцикле.
  • Что-то странное с роботами ED-209. В самом начале фильма показывалось, что их корпусы выдерживают попадание танкового снаряда, но при этом в концовке они падают от рухнувшего мотоцикла. Не меньше странностей с их программой, которая не позволяет атаковать безоружных. Получается, любой может спокойно обойти их патруль, включая группу спецназа? И кто вообще вызвал спецназ, если управление полиции насквозь коррумпировано, а Робокоп долгое время был отключен?
  • Зачем Селлерс берет Робокопа на прицел и таким образом превращает себя в преступника, если на него нет улик? Допустим, главу Omnicorp бы задержали – вскоре был бы на свободе и запросто отключил бы непокорного Робокопа.
  • Оформить подписку