Назад

Фильм Зеровилль

Zeroville
Развернуть трейлер
7,6
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Бывший семинарист Айк влюбился в кино после первого же фильма, который посмотрел только в студенчестве. Неискушенный фанат приезжает в Голливуд, где сбываются его мечты, кошмары и безумные наваждения. Меган Фокс, Сет Роген, Джеки Уивер, Уилл Феррелл и сам режиссер фильма Джеймс Франко совершают ностальгическое и сюрреалистическое путешествие по Голливуду рубежа 1960–1970-х в трагикомедии «Зеровилль», основанной на романе Стива Эриксона.

Первый свой фильм воспитанник духовной семинарии Айк «Викар» увидел уже во взрослом возрасте – это была классическая драма 1951 года «Место под солнцем». И это была точка невозврата в жизни впечатлительного зрителя-неофита, мгновенно и страстно влюбившегося в кино. Викар решает любой ценой приобщиться к удивительному искусству. Уже год спустя, несмотря на образование архитектора, он устремляется в Голливуд, где ему дают работу на строительстве декораций. Викар знакомится с местными «небожителями», открывает для себя магию монтажа и начинает грезить о загадочной красавице-актрисе… Что может пойти не так?

Всем синефилам предлагаем посмотреть комедию о безумной любви к кино и ее последствиях «Зеровилль» в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Продюсер разговаривает с монтажером: в газетах пока про наш фильм ни слова, но он обязательно будет снят. Мы неофициально заявлены на конкурсе в Венеции, но в отсутствие режиссера официальное представление картины на фестивале дает зверский неофициальный скандал. Это приводит нас к вам.

Лос-Анджелес, 1969 год. Айк Джером «Викар», студент архитектурного колледжа, бреет перед зеркалом голову. На затылке у него татуировка: два лица, мужское и женское. Он приезжает в Голливуд, идет на Аллею славы целует некоторые из звезд на тротуаре. По его лицу текут слезы.

Викар ночует на улице. Утром его берут под арест полицейские, они отвозят его в участок и допрашивают. Айк Джером, говоришь? А полное имя как? Из Огайо? Нет, из Пенсильвании. А чего ты забыл в Голливуде? Травки прикупить захотел? Нет, хочу в кино. Кем? Реквизитором. Завтра выхожу на работу. Один из детективов швыряет на стол перед Викаром фотографию Шэрон Тейт: знаешь ее? Викар начинает перечислять фильмы, в которых снималась актриса. Ты ее убил? И кровью на стене написал про свиней? Нет! Что, я похож на свинью? А я тебе – тоже свинью напоминаю? Нет, вы не похожи на свиней. А нахрена у тебя на голове Джеймс Дин и Натали Вуд набиты? Нет, это Монтгомери Клифт и Элизабет Тейлор из «Места под солнцем». Какой еще к черту Монтгомери?

На следующий день Викар приходит на студию Парамаунт Пикчерз в мастерскую по изготовлению декораций. Начальник говорит ему: ты будешь проводить здесь 90 процентов своего времени. И звезды сюда не заглядывают. Начальник видит макет церкви, который Викар принес с собой на работу. Архитектуру изучал? Да.

Викар трудится в мастерской, сколачивает декорации, раскрашивает их.

Викар идет по территории студии и видит, как проходят съемки фильма. Исполнительница главной роли путает слова текста, режиссер вынужден снимать все новые дубли.

К Викару подходит пожилая дама с сигаретой. Викар говорит: это как «Место под солнцем». Дама: но вот он точно не Монтгомери Клифт, а она – не Элизабет Тейлор. И режиссер у них совсем не мистер Стивенс. Вы знаете Стивенса? Немного. Я Дотти Лангер, как раз режу этот фильм. Я монтажер.

К Викару и Дотти на каре подъезжает бородатый мужчина в темных очках с сигарой в зубах. Дотти представляет мужчин друг другу: знакомьтесь, это – «Место под солнцем». А это – «Красная река». Поклонник образцового классического вестерна сообщает Викару: меня обычно зовут Викингом. Дотти: это Джон Милиус, он пишет вестерны. Дотти спрашивает Викара: тебе это еще напоминает «Место под солнцем»? Нет.

Актриса снова путается в тексте. Я не буду сниматься, пока сюда не придет Боб! Дотти поясняет Викару: Боб – это продюсер. Викинг: Боб должен отыметь ее в сладкую попку, чтобы она наконец-то выучила текст. Дотти: у него очень своеобразный юмор.

Съемочная группа слышит комментарий Викинга. К нему подбегает режиссер и кричит: мисс Макгроу требует, чтобы ты убирался отсюда! Пусть она лучше текст выучит. А ты, жирдяй, купи себе еще один пиджак кремового цвета. Да позовите, наконец, Боба! Викинг: удачно вам провалиться в прокате! Он обращается к Викару: ты на серфе катаешься? Нет. Я тебя завтра на пляж прихвачу. Викинг уезжает. Дотти: он чувствует в тебе невскрытый пласт психоза, и это его возбуждает. Он треплет Викара по затылку, на котором набита татуировка, и уходит.

После работы Викар приходит в отель «Рузвельт». Он просит номер 928. Портье говорит: 40 долларов за ночь. Ладно, возьму на одну ночь. Там останавливался Монтгомери Клифт. Портье: какой еще Монтгомери? Викар заходит в номер, ложится на постель, закрывает глаза.

Нарезка кадров из фильма «Место под солнцем».

На следующий день Викар едет с Викингом на пляж. На крыше машины – доска для серфинга. Там в бардачке косяк. Достань. Там у тебя ствол. Да, 45-й калибр. Ты только на меня его не направляй. Почему «Место под солнцем»? Это первый фильм, что я смотрел. В детстве? Нет, примерно год назад. Ты что, смеешься? Этот фильм теперь сэкондом крутят! Ты, наверное, вырос с заброшенной пещере в Камбодже? Нет, в Филадельфии. Значит, посмотрел ты эту картину, пережил нервный срыв, сразу побежал в ближайший тату-салон? Нет, это прекрасный фильм. И я сон видел. Да все сны видят!

Викинг и Викар приезжают на пляж. Викинг: я настроен стать вторым Джоном Фордом. И секрет заключается в мошонке. Я так настроен на всех этих цыпочек!

Викинг и Викар заходят в пляжный павильон, где собралась кинотусовка. Викинг представляет новичка: он аутист, дышит фильмами и почти наверняка девственник.

Киношники (среди них молодые Стивен Спилберг и Джордж Лукас) делятся мечтами и творческими планами: а там робот мужику дрочит; нет, это не робот, а дроид; у меня идея, современный Бэтмен, он таксист и спасает проституток; а вот моя идея: большая белая акула терроризирует город в Новой Англии; эта акула – дроид; нет, это – акула! Викинг возмущается: как можно снимать что-то кроме войны! Эта тема сегодня самая главная. А вам (он обращается к Лукасу и Спилбергу) нельзя давать снимать ни одного фильма, у вас нет ни единой свежей идеи. Я вам башку сейчас отстрелю! Викинг пугает друзей пистолетом, все пытаются уйти с линии огня. Викинг нажимает на курок, пуля разбивает бутылку с шампанским. Кажется, нам снова пора за бухлом!

Викинг протягивает Викару бутылку с виски. Я никогда алкоголь не пробовал. Пора, узнаешь, что это фантастика. Викар обращает внимание на девушку в купальнике и парео, она разыскивает в павильоне маленькую девочку, берет ее на руки и выходит на улицу.

Кто это? Это Соледад Паладин. Ходят слухи, что она – внебрачная дочь Бунюэля. Она успела побывать в психушке, едва не получила главную роль в крутом фильме, но в последний момент ее заменили. Утверждают, что она ведьма. А еще рассказывают, что она на пляже другу Копполы Джиму Моррисону отсосала по полной программе.

Викар пьет из горлышка. Викинг: ого, целую бутылку выдул! Тебя сейчас накроет. Викар: я хочу с ней поговорить. Лови момент. Викар выходит на пляж, подходит к Соледад: ты актриса? В каких фильмах играла? Так, ерунда, в паре европейских картин. К ним подходит Зази, дочка Соледад. Она спрашивает Викара: ты гангстер? Викар говорит Соледад: я знал тебя когда-то давно. Он падает ничком на песок.

Викар смотрит у себя дома по телевизору старый черно-белый фильм. Он видит, как кто-то пытается открыть дверь отмычкой. Викар берет телевизор, дожидается, когда взломщик войдет в комнату, и бьет его аппаратом по голове.

Негр взломщик сидит, привязанный к креслу. По телевизору показывают старые фильмы. Викар говорит негру: тебя прическа спасла. Кто бы говорил! На твоей тупой белой башке татуировка с Монтгомери Клифтом и Элизабет Тейлор из «Места под солнцем», а ты еще на мои волосы пялишься. Негр смотрит на экран телевизора: ух ты, начинается «Бульвар Сансет»! Это же апофеоз золотого века Голливуда! Смотри, какая чудесная завязка: мертвый мужик плавает в бассейне, от его лица с того света рассказывается история. А ты знаешь, что эту роль должен был сыграть Монтгомери Клифт? Но он отказался в последний момент, сказал, что все это слишком напоминает его жизнь. Видишь – они фильм смотрят? Кино в кино! Взломщик спрашивает Викара: ты в кино работаешь? Да, декорации делаю. Негр кивает в сторону макета церкви: это тоже для фильма? Нет, для богословского факультета.

Начинается новый фильм. Негр восклицает: о, это же «Моя дорогая Клементина»! Пик творчества Джона Форда, просекаешь? Викар: просекаю. Взломщик: нет, кто-то скажет – «Искатели», но для меня «Клементина» лучше всех.

Викар говорит: знаешь, я тебя, наверное, отпущу… Но только ты больше не вламывайся в мой дом. Идет. А можно я еще у тебя побуду? Я спать уже хочу. Так иди спи, я тихонечко кино посмотрю. Викар отправляется в постель. Негр смотрит телевизор.

Викар работает в мастерской. Начальник упрекает его: этот макет выполнен в другом стиле. Викар: но ведь действие на фоне этой декорации будет происходить через 23 года. Начальник звонит ассистентке режиссера: вы нам присылали изменения в сценарии? Нет? Викар: этого пока нет в сценарии. Начальник: переделать! Викар в ярости рвет эскиз к декорациям.

Викар приходит в монтажную к Дотти (на двери табличка: «Монтажер Дотти Лангер») Хочешь, я тебе поставлю «Место под солнцем»? Я ведь работала над этим фильмом.

Дотти и Викар просматривают любовный эпизод с участием Монтгомери Клифта и Элизабет Тейлор. Дотти: это самый чувственный эпизод за всю историю мирового кинематографа. Никто так не сыграет, как это сделал Монти. Тут сделана ставка на камерность и неспешность. Сделано целостно и чисто. А вообще-то – на хрен эту целостность? Викар соглашается: на хрен! Вы меня научите монтажу? Научу. Это – моя стихия.

Викар пробует. Дотти одобряет: очень хорошо.

На полке в монтажной Викар обнаруживает коробку с фильмом «Вампирши лесбиянки», в котором играет Соледад Паладин. Он просматривает эротическую сцену с ее участием. Дотти спит.

На дверях монтажной теперь табличка: «Монтажеры Дотти и Викар».

Звонит телефон. Это Викинг. Он говорит Викару: я сейчас на Филиппинах в чертовых джунглях. Тут связь плохая, поэтому сразу перехожу к делу. Приезжай ко мне на пару месяцев. Мне нужен хороший монтажер. Я здесь военную драму делаю: напалм, всякая прочая фигня. У тебя паспорт есть? Нет? На это уйдет день. Викар: но я не хочу уезжать из Голливуда! Старик, ты не догоняешь: так здесь и есть Голливуд. Он – везде: в Маниле, в Париже, в Норвегии. Только в Голливуде нет Голливуда!

В киностудии Викар встречает Соледад. Ты что делаешь? Уезжаю на Филиппины. Я вижу, твоя карьера в гору пошла, а моя катится в никуда. Пришла на пробы, но, чувствую, снова не возьмут. Если бы я был режиссером, я бы тебя снимал во всех своих фильмах. Соледад берет Викара за руку.

Викар приезжает на Филиппины. Викинг: я уже восемь месяцев в этих джунглях сижу. Но как только появляется этот пуп земли – все сразу тормозится. Викар: так это сам… Да-да: «Последнее танго в Париже» и «Трамвай "Желание"» собственной персоной.

Марлон Брандо: да не лезут мне в голову эти ваши монологи! Ассистент уговаривает звезду: ну, давайте! Я не хочу подохнуть в этих ваших джунглях. Брандо неожиданно произносит реплику собственного сочинения.

На следующий день Викинг интересуется у Викара: чем порадуешь? Я смонтировал вчерашнюю сцену сражения. Викинг просматривает смонтированный Викаром материал. Дотти права, у тебя зоркий глаз. Не знаю, что ты вытворяешь, но у тебя здорово получается.

Викар: а ты смотрел «Вампирш лесбиянок»? Викинг: ты все еще помешан на ней? Зря. Она ненадежная, не зря ее в психушке держали. А у тебя есть работа, вот за нее и держись.

Викару звонят из Нью-Йорка. Ему предлагают поработать над картиной, в которой снимается Соледад. Викар летит в Нью-Йорк.

Слава вас опережает. Меня зовут Митч Ронделл, я генеральный продюсер. А вы – Айк Джером? Зовите меня Викар.

Ронделл: в газетах пока про наш фильм ни слова, но он обязательно будет снят. Мы неофициально заявлены на конкурсе в Венеции, но в отсутствие режиссера официальное представление картины на фестивале дает зверский неофициальный скандал. Это приводит нас к вам.

Викинг вас очень хвалил. Мы заплатим вам столько, сколько вы получали раньше. Плюс 25 процентов. Ладно, 27. Хорошо, заплатим сверху 31 процент. Викар: я сейчас ни над чем не работаю. Тогда – 25. Я смонтирую ваш фильм.

Викар идет по Нью-Йорку, видит афишу «Страсти Жанны Д'Арк». Он смотрит кино в пустом зале, на его глаза наворачиваются слезы. Во время финальной сцены, когда Орлеанскую деву сжигают на костре, Викар представляет на месте Рене Фальконетти Соледад.

Ночью раздается стук в дверь номера, где обитает Викар. Входит Соледад. Ты монтируешь мой фильм? Я не знала. А где твоя дочь? Она осталась в Лос-Анджелесе с моими друзьями. Она уже большая девочка. Может быть, сходим куда-нибудь потанцевать? Викар: я знаю тут неплохой клуб.

Викар и Соледад идут в ночной клуб. Викар отплясывает под музыку продвинутой рок-группы. Соледад с улыбкой смотрит на него. Ночью они занимаются сексом.

Викар звонит Дотти: я изменил Элизабет Тейлор. Дотти смеется. Слушай, ты работала над «Местом под солнцем». Ты знала, что этот фильм станет шедевром? Нет, конечно. Большинство фильмов забывают очень быстро. Безупречные фильмы можно пересчитать по пальцам, ну, как тот фильм про Жанну Д'Арк. Такие фильмы словно жили до того, как их сняли. Но нам надо работать над фильмом здесь и сейчас.

Викар монтирует сцену, в которой героиню Соледад убивают ударом ножа в живот. Ему звонит Ронделл: ты срываешь мне сроки! Издеваешься надо мной? Завтра у меня прием, и ты тоже приходи.

Соледад и Викар идут на прием к Ронделлу. Актриса спрашивает монтажера: зачем он тебя пригласил? Не знаю, но мне туда идти вовсе не хочется.

Ронделл, увидев пару, набрасывается на Викара: ты с ней пришел – думаешь, у тебя есть шансы? Я – продюсер. А ты – жалкий монтажер. Знаешь, в Голливуде есть поговорка: актриса полька настолько глупа, что спит со сценаристом. Но даже полька не будет такой тупой, чтобы спать с монтажером. Что такое монтажер? Так – чик-чик! А я ставлю точку. Я снял постельную сцену! Викар: и я ее в фильм не вставлю! Ронделл: да я для этого три камеры использовал, только ради этой сцены ее и взяли. Думаешь, кто-то рвался в ней сниматься? Знаешь, кто получит эту девчонку?

Ронделл привлекает внимание своих гостей: народ, все выходим к бассейну. На улице Ронделл поет в микрофон, гости танцуют. Ронделл откупоривает бутылку шампанского, пьет из горлышка, бросает бутылку в бассейн. Викар уходит с вечеринки.

Ночью к нему приходит Соледад: куда ты ушел? Викар: в том доме снимали сцену с твоей смертью. И каково это – смотреть, как меня убивают? Мне очень нравится, ведь я всегда могу тебя оживить. Ты знаешь, что у тебя глаза Жанны Д'Арк? А я в юности себя считала Жанной. Меня поместили в клинику в Осло, в Норвегии, хотели стереть истинную меня.

Ночью Викар просыпается, вскакивает с кровати. Что с тобой? Я видел тебя во сне в образе Жанны Д'Арк. Соледад: успокойся.

Утром Викар приходит в монтажную и обнаруживает, что все пленки исчезли. Он заходит в просмотровый зал. Там Ронделл показывает своим гостям отснятые эпизоды. Эту любовную сцену я снимал с трех камер.

Викар кричит: ты убил весь фильм! Ронделл: что ты тут делаешь?

Викар, оставшись один на один с продюсером, продолжает скандалить: это же искусство! Нет тут никакого искусства, тут им даже не пахнет. Так, значит, я уволен? Ронделл говорит, что позвал опытного монтажера, который, просмотрев отснятый материал, сказал, что так монтаж не делает никто. Я его спросил: он гений? Он ответил, что гениев не бывает. А переделывать весь материал – значит, нарушить его целостность. Викар: к черту целостность! Ронделл: иди работай! И оставь в покое Соледад. Тебе же хуже будет, от актрис одни неприятности.

Ночью Викар и Соледад едут на такси. Она просит остановить машину на минутку. Викар выслеживает Соледад. Он обнаруживает, что та заглядывает в припаркованный автомобиль. Там она поселила Зази. Викар требует, чтобы мать с девочкой поселились у него.

Ночью Зази уходит из комнаты, Викар находит ее сидящей на лавочке в парке. Они разговаривают о «Касабланке», которую девочка ночью смотрела по телевизору. И не верь матери. Она все врет, скоро сам поймешь.

Викар работает в монтажной. Ему сообщают о том, что Соледад и Зази уехали. Соледад передает благодарность за оказанную ей помощь.

В кинозале идет показ готового фильма. Ронделл обращается к Викару: посмотри на этих мерзавцев, они же глаз от экрана оторвать не могут! Это невероятно! Завтра летишь в Венецию, я купил тебе билет первого класса.

В Венеции на фестивале Викару вручают приз. Он возмущается тем, что во время церемонии награждения ведущий неправильно назвал его имя.

Вечером в его номер кто-то стучит. Это роскошная девица по вызову. Это вам подарок от мистера Ронделла.

Викар узнает, что во время его пребывания в Венеции умерла Дотти. После возвращения в Голливуд он идет на кладбище и вешает медаль, полученную в Венеции, на надгробный камень на могиле Дотти Лангер.

Викар разговаривает с Ронделлом. Тот говорит: ты был прав, а я ошибался, хотя я никогда не ошибаюсь. Что будем делать дальше? Викар: Соледад… Нет, этому не бывать. Она теперь живет со мной. А Зази? Она тоже здесь.

Викару снится Соледад. Она говорит: если со мной что-то случится – позаботься о Зази.

Соледад погибает в автокатастрофе.

На похоронах Соледад Ронделл произносит речь. Зази говорит Викару: только послушай этого негодяя, он говорит сплошными штампами. Впрочем, я – тоже штамп, но не по годам зрелый подросток. Где ты была? Работала, с ребятами музыку писала. Можно я у тебя поживу?

Викар подходит к Ронделлу и бьет его кулаком по лицу.

Викар и Зази идут по переулку. К ним подходит негр с пистолетом в руке: выворачивай карманы! Это взломщик, которого Викар когда-то огрел по голове телевизором. Они узнают друг друга. Взломщик спрашивает, смотрел ли Викар последний фильм Копполы, рассуждает о достоинствах этой картины: это словно бокс в опере! Зази: это ограбление или лекция по киноискусству? Негр говорит, что он на мели. Викар дает ему 100 долларов. Негр на прощанье говорит: уважуха тебе за Венецию. Для белого ты очень даже ничего.

Викар смотрит фильм в кинотеатре. Ему мерещится в кадре Соледад. Он крадет пленку, находит кадр с Соледад, вырезает его.

Викар начинает искать кадры с Соледад в старых картинах. Иногда он их обнаруживает.

Викару является Монтгомери Клифт. Викар спрашивает: я одержим кино? Скажи, есть такой тайный фильм, который отдельными кадрами спрятан в другие картины? Кто его снял? Я так устал, я не спал много дней. Клифт говорит: ты не спал много лет, с самого детства. Теперь самое время отдохнуть, поспи!

Портье гостиницы «Рузвельт» обнаруживает в номере 928 тело Викара. Он говорит коридорному: надо бы вызвать полицию. Бедняга, он так и не нашел свое место под солнцем.

Викинг и Зази смотрят «Место под солнцем». Викинг: вот, самая потрясающая сцена! Зази: останови! Викинг останавливает проектор. Зази показывает на экран: рядом с танцующими Элизабет Тейлор и Монтгомери Клифтом застыла другая пара: Викар и Соледад.

Пленка в проекторе плавится.

Зази: хэппи-энд по-голливудски!

Знаете ли вы, что

  • Съемки фильма проходили в конце 2014 года. Картина должна была быть выпущена независимым дистрибьютером Alchemy в начале 2016 года, но компания обанкротилась. В апреле 2019 года было объявлено, что фильм будет выпущен компанией myCinema в сентябре 2019-го.
  • Это уже третий фильм, где вместе снялись братья Джеймс и Дэйв Франко.
  • Это третий совместный фильм Джои Кинг и Джеймса Франко.
  • Это первый раз, когда Джеймс Франко побрился налысо для своей роли.
  • В этом фильме, как и в картине «Однажды в Голливуде» (2019) Квентина Тарантино, события разворачиваются в 1969 году в Голливуде.
  • Съемки проходили в Лос-Анджелесе (Калифорния, США), а также в Венеции (Италия).
  • Оформить подписку