Фильм Бэнкси

Banksy and the Rise of Outlaw Art
Развернуть трейлер
Поделиться
6,2
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Документальный фильм «Бэнкси» расскажет не просто о самом таинственном художнике современности – Бэнкси, превратившем уличное искусство в политический манифест, но и проследит за историей становления такого неоднозначного искусства, как граффити.

Впервые граффити появились в 70-е годы в Нью-Йорке как реакция беднейших слоёв населения на социальную несправедливость и отсутствие жизненных перспектив. Для молодёжи того времени огромные надписи стали возможностью заявить о себе.

Постепенно граффити захватило весь мир, став настоящим символом непокорности и сопротивления общественным порядкам. Вместе с культурой хип-хопа рисунки, выполненные аэрозольным баллончиком, определили образ эпохи на рубеже веков.

В фильме приняли участие многие знаменитые художники-стритартеры, которые поделились своими воспоминаниями о том времени и рассказали об их пути в мире уличной живописи. Знакомые с самим Бэнкси, герои объяснили, как самый скандальный и популярный артист нашего времени нашёл свой стиль, и как работы таких мастеров, как Кит Харинг , Жан-Мишель Баския и Блек Ле Рат оказали влияние на становление Бэнкси, а также поделились мыслями о значении его работ в мире искусства.

Приглашаем посмотреть онлайн документальный фильм «Бэнкси» на нашем сайте.

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Документальные кадры комментируют журналисты, искусствоведы, художники. Иногда звучит закадровый голос самого Бэнкси.

В октябре 2018 года анонимный художник, известный как Бэнкси, опубликовал в сети кадры на которых показан процесс изготовления рамы для его картины незадолго то того, как она должна была быть выставлена на продажу на аукционе Сотбис, одном из самых престижных в мире.

Это был типичный художественный аукцион. Работа Бэнкси шла последним лотом, она ушла за миллион с лишним. Как только раздался удар молотка, картина пошла вниз через раму, а снаружи появились ее клочья. Все в ужасе смотрели, как она уничтожается.

Так Бэнкси учинил самый огромный розыгрыш в истории искусства. Этот трюк увеличил стоимость картины до семи миллионов. Это событие подняло вопрос о том, что такое истинная ценность, какое место ей отведено в обществе, кому принадлежит искусство. Этим прецедентом Бэнкси в очередной раз вписал себя в учебники истории.

Скандальная выходка на Сотбис стала не первой проделкой Бэнкси, жертвами которых становились институты высокого искусства. Пятнадцатью годами раньше в октябре 2003 года в галерею Тэйт, один из самых известных художественных музеев Великобритании, вошел неизвестный и повесил на стену свою картину. В течение последующих полутора лет Бэнкси развесил свои картины в Лувре, Британском музее, в музее современного искусства в Нью-Йорке. Он прошелся по семи галереям и повесил там семь произведений. В музее Метрополитен картина провисела всего два часа, на ней была изображена светская дама в противогазе. Смотрители быстро поняли, что ей не место в экспозиции музея. А вот картина, на которой была изображена банка супа Теско, провисела в музее современного искусства несколько дней. Она очень похожа на Уорхола. Дерзкая выходка сошла художнику с рук. Так все узнали его имя. Только имя – и больше ничего. Что это за дерзкий человек, который повесил свои картины рядом с Моне и Пикассо? Это отдельный человек или группа людей? Может быть это – известный человек, артист или художник? На Сотбис Бэнкси произвел акт вандализма. А ведь именно с вандализма все и начиналось. С граффити.

С помощью граффити поднимали восстания и развязывали войны. Это не вид искусства, это реакция, это импульс, это как искра. Динамитно, подрывно.

Это спешка. Но это средство, а не цель. Носишься по городу, пытаясь втиснуть свое имя, где только можно. Чем рискованнее, тем лучше. Полный бред, если вдуматься. Граффити – это кардиограмма города, оно фиксирует то, что происходит именно сейчас, в данный момент.

Нью-Йорк, 70-е годы. Граффити появилось в Филадельфии в конце 60-х, начале 70-х. Потом они появились в Нью-Йорке. Был кризис, полно наркотиков, повсеместно бедность. Граффити появились на Манхэттене, в Бруклине, Бронксе. Подростки писали повсюду свои имена и места, где они жили, чтобы как-то заявить о себе. Ты пишешь свое имя, потом еще, еще. Потом кто-то пишет рядом. Игра стала популярной, она распространялась на все новые районы. Закорючки, которыми были испещрены задние сиденья автобусов, превратились в двухметровые буквищи на вагонах метро. Сложилось художественное направление, это был просто бум.

Новое искусство под названием Бомби. Метрополитен стал объектом устремлений подростков. В 1983 году широкая публика впервые познакомилась с жизнью такого андеграунда в фильме «Войны стилей». Они были хроникой жизни странной криминальной субкультуры. Для многих фильм стал руководством к действию: так вот, как это делается!

Если ты расписал поезд, то он становится твоим поездом, на нем стоит твое имя, и он ездит по городу. Граффити давало людям чувство собственности, когда у них ничего больше нет.

Юные райтеры были убеждены, что они делают что-то противозаконное. Многочисленные жалобы горожан привели к тому, что власти стали бороться с граффити.

Такая позиция, что граффити – это плохо, болезнь, которую надо лечить, стала общепризнанной точкой зрения. Линия фронта была очерчена. Граффитисты были безвозвратно причислены к криминалу. Мэр запретил продавать краску и маркеры несовершеннолетним. Но ведь граффитисты не покупают краску, а воруют ее. Просишь краску, за которой надо идти на склад, и выносишь в спортивной сумке несколько сотен баночек.

Решил стать таким художником – надо осознавать возможные последствия, так что надо хранить анонимность.

Граффити – лишь часть молодежной культуры, хип-хопа. Она родилась там же, где и граффити. Дети по всему миру выбрали все как целостное явление. И граффити вышло за границы Нью-Йорка, появилось на стенах и в метро по всему миру.

Была издана книга «Искусство подземки», где были собраны лучшие произведения на вагонах метро. Эта книга стала настоящим Граалем для граффитистов всего мира.

Бристоль. Родной город Бэнкси. Сравнительно небольшой город на юге Англии. Когда Бэнкси было лет 10, в городе появился граффитист по имени 3Д, он, возможно, побывал в Нью-Йорке.

Бристоль был торговым городом, особенно он процветал в эпоху работорговли. Во время Второй мировой войны город был сильно разрушен, промышленные предприятия стали оттуда выводить. В эпоху тэтчеризма этот процесс усилился. В центре города появились целые районы, в которых никто не обитал. Нередко возникали бунты и погромы, столкновения с полицией. Время было тяжелое.

В городе царила невероятная творческая атмосфера. Оттуда вышел и Бэнкси, который прославился на весь мир. Здешнее искусство, музыка и политические взгляды определили творческую манеру Бэнкси. Это был типичный представитель среднего класса. В школе по ИЗО у него был трояк, но одноклассники говорили, что в его рисунках что-то было.

Тэтчер начала капиталистическую революцию, национальной идеей стали деньги. Началась деиндустриализация. Запустение наступило в одночасье, у молодежи не было перспектив. Многие подсаживались на героин. Но старый британский менталитет никуда не делся: по пятницам обязательно драка. Выпил, потом махач – отлично провел время.

Бристоль воспринял субкультуру Нью-Йорка. Хип-хоп оказал мощное воздействие на молодежь города.

Джон Нэйшен, социальный работник района Брайтон Хилл, разрешил граффитчикам расписывать стены молодежного клуба. Вскоре клуб стал местом встречи молодежи Бристоля. Они разрисовали не только стены клуба, но и все близлежащие стены, здания, мусорные баки. Полиция решила пресечь это. На протяжении двух лет проводилось расследование. К ответственности было привлечено свыше 70 граффитчиков. Большинство из них потом отказалось от столь опасного пристрастия, но небольшая группировка ушла в глубокое подполье. К ним и примкнул тогда еще совсем юный Бэнкси. Он отлично рисовал от руки, и идеи у него были не тривиальные. Он рисовал в таких местах, где это было совсем не безопасно. Не все на это шли. Он выбирал места там, где картина будет максимально заметна. Поначалу он рисовал буквы, был настоящим райтером. Он продолжал развиваться и превратился из посредственного райтера в художника новой формации.

Свои картины он снабжал политическими высказываниями туманного характера, что было нехарактерно для граффити.

Сменивший Тэтчер Мэйджор продолжил преследование рэперов, было принято репрессивное законодательство.

К концу 90-х Бэнкси стал художником, для которого содержание стало не менее важным, чем форма. Он выступал против капитализма и милитаризма, верил, что мир можно сделать лучше. Он начал все больше использовать трафареты. Там, где от руки нужно писать несколько часов, с трафаретом можно управиться за пять минут. Значит, меньше шансов, что тебя сцапают. Ведь само по себе расклеивание трафаретов на стене законом не запрещено. И это совсем другая эстетика. Много времени проводишь в студии, размышляешь над идеей. Это лучше, чем граффити. Вначале над такой техникой подсмеивались. Да настоящий граффитчик лучше сдохнет, чем использует трафарет. Но им можно только посочувствовать. Ведь все развивается, а не стоит на месте.

Некоторые работы Бэнкси (например, «Мягкий, мягкий Запад») стали настоящими достопримечательностями Бристоля.

Бэнкси уходил от граффити. В 2000 году он перебрался в Лондон и провел выставку в маленьком ресторане. Она привлекла внимание как общественности, так и СМИ. Некоторые картины были приобретены.

Для Бэнкси наступила пора новых задач. Картины Бэнкси поразили людей.

Но выставляясь в галереях, Бэнкси продолжал рисовать нелегально. Он, как и его предшественники Кит Харинг, Жан-Мишель Баския, Блэк Ле Рат, экспериментировал с новыми формами городского искусства.

А граффити осталось андеграундным явлением, этим видом искусства не интересовались коллекционеры.

Появился стрит-арт. Сначала названия у этого явления не было.

Домом для нового искусства стал Шордич, захудалый район в лондонском Ист-Энде, где процветал андеграунд. Там царила смесь культур. Новая уличная среда стала обретаться там, туда стали переезжать художники, аренда там была дешевле. Бэнкси стал завсегдатаем тамошнего бара «Дракон», где тусовались художники. Это былое странное место, им заправлял бывший наркоман, но понимавший в искусстве.

Вся местность в округе превратилась в аллею славы. Полчища крыс, обезьян, других животных появлялись по всему Лондону. Эти маленькие бесправные лузеры когда-нибудь объединятся и разорвут этот город.

Бэнкси говорил друзьям: пойду, крыс порисую. Все развлекались, никто не думал, что на этом можно поднять каких-то денег.

Образы Бэнкси были простыми и доступными. Он любит изображать животных и детей. Мыши у него всегда делают гадости, обезьяны кажутся более мудрыми, чем люди. Дети – умнее взрослых. И всегда – с юмором.

В начале 2000-х начался кризис современного искусства. Оно стало способом бездарностей заработать много денег. И тогда из тени вышел стрит-арт.

А снобы терпеть не могли популистское искусство. Но ведь это не всегда плохое и быдлячье. Просто широким слоям населения полюбилось это искусство.

Фотограф Стивен Лазаридес помог Бэнкси продвинуть его искусство, не сотрудничая с галереями.

Зимой 2002 года была проведена выставка Бэнкси «В гетто у Санты» в баре «Дракон». Это мероприятие стало ежегодным.

Мы тогда продали все штук за 50, это была полная анархия. Мы продавали одни и те же картины по многу раз, по 250 фунтов, Бэнкси подписывал копии, их тут же раскупали. Бэнкси становился самым знаменитым уличным художником.

Летом 2003 года Бэнкси организует прорывную выставку «Война за территорию». На ней были выставлены и разрисованные животные. Она вызвала ажиотаж, знаменитости толпились у входа, пытаясь пройти на выставку.

Бэнкси решил сделать дешевое искусство доступным массам, продавая плакаты по небольшой цене, за пять фунтов.

Была организована типография «Картинки на стенах». Втянулась куча народа, типография стала центром движения. Это был и способ заработать художникам, и способ их продвижения.

Лазаридес становился все более продвинутым арт-дилером.

Вторгаясь в галереи, Бэнкси вышел за пределы стрит-арта. Он стал известен буквально всем.

В 2005 году Бэнкси решил провести свой самый нашумевший проект, поехал в Палестину, чтобы разместить свои произведения на разделительной стене, возведенной правительством Израиля.

Были созданы очень сильные картины. На одной из них в стене разлом, через которую виден рай.

Поднялась настоящая шумиха.

Потом Бэнкси организовал выставку в Вифлееме.

А через восемь лет Бэнкси отправился в Газу и снял фильм, в 2017 году – создал объект «Отель в Палестине». Там в музее – вся история конфликта. Номера расписаны самим Бэнкси и другими художниками.

В 2006 году с огромным успехом прошла выставка Бэнкси в Лос-Анджелесе. Было продано произведений на сумму порядка трех миллионов фунтов. По тем временам – очень неплохо. Его работы купили Брэд Питт и Анджелина Джоли.

Стрит-арт стал самым значительным художественным явлением XXI века.

Знаете ли вы, что

  • Фильмы о Бэнкси, самом известном уличном художнике в мире, похожи на его собственные работы: выходят редко, но всегда вовремя. Когда миру нужно напомнить о свободе передвигаться, мыслить и творить. Таким напоминанием сразу после карантина станет лента Элио Эспана “Banksy: расцвет нелегального искусства”.«Этот фильм совершенно точно говорит с публикой о нашем настоящем и задаёт вопрос: а что мы собираемся делать с нашим будущим, особенно в ситуации, когда нашу жизнь контролирует Коронавирус и мы не знаем, какими будут последствия. Это вопрос о нашей ценности в обществе. Как оно трансформируется и кто это контролирует? Ведёт ли это к формированию здорового общества? Как мы организуем наши города, какие устанавливаем правила и как мы выражаем себя в этом жизненном пространстве. И в каком мире мы вообще хотим жить? Все эти вопросы исследуются по ходу фильма», —обещает режиссёр.Элио Эспана-режиссёр и продюсер десятка документальных работ, самой известной из которых является мини-сериал «Преступления военного времени». Впрочем, именно этот проект выбивается из списка интересов Эспана. С 2008 года он в основном исследует музыкальную индустрию и подпольные движения около неё. Очевидно, его интересуют люди, вышедшие из низов и способные встряхнуть общество. А правдивые документальные фильмы словно помогают режиссёру самому почувствовать себя частью этого маргинального сообщества. “Banksy: расцвет нелегального искусства” —с одной стороны, это возвращение Элио Эспана к его типичным интересам, но с другой —первый по-настоящему личный фильм, говорит сам режиссёр. Где общественный и режиссёрский исследовательский интерес совпали с его собственнымивкусами и персональными воспоминаниями.
  • «Бэнкси появился, когда мне было лет 20, а сам он был всего лишь на несколько лет старше меня, так что у нас были одни и те же культурные ориентиры —беспорядки против подушного налога, которые спровоцировали его творчество, также были значимым событием и в моей жизни и повлияли на мои собственные политические воззрения. То же самое можно сказать про Закон об уголовном правосудии 2003 года, который был нацелен на преследование британской молодёжной культуры, когда мы оба, я и Бэнкси, были молоды. Я открыл свой первый продакшн на улице Ривингтон в Шордиче тогда же, когда он организовалсвою первую нелегальную уличную выставку в туннеле на улице Ривингтон. Я помню этих крыс, возникающих отовсюду, я периодически выпивал в баре «Дракон», где выпивали он, Бен Айни, Шепард Фэйри и другие уличные художники. В противовес большинству моих предыдущих картин, этот фильм стал возможностью рассказать историю из того времени, когда я сам жил, протянуть её к современности. И вот это было самым привлекательным», —поделился Эспана.“Banksy: расцвет нелегального искусства” нарушает главную традицию фильмов об англичанине-невидимке и культуре стрит-арта в целом. Обычно кинокартины о вольных художниках похожи на их работы: написаны широкими яркими мазками, которые лишь в финале, при общем обзоре, складываются в понятное и ясное послание. Элио Эспада предлагает посмотреть на Бэнкси обстоятельно и последовательно. Вместе со зрителями режиссер пошагово проходит путь от первых нью-йоркских граффити, к которым британец не имеет никакого отношения, до последней громкой “предкарантинной” выходки Бэнкси: когда на аукционе Sotheby’s в 2018 году его картина “Девочка с воздушным шаром” была пропущена через встроенный в раму шрёдер.
  • Событие, котороесейчас известно как борьба искусства за свои собственные права и которую сейчас именуют, как«Любовь в мусорном баке». Эта акция в очередной раз встряхнуло мировое культурное сообщество. В том числе самого режиссёра. Он понял, что настало время ему показать свою версию развития уличного искусства. «В тот период я был во Франции, и вокруг велась масса разговоров об этой акции. Люди были ошеломлены, восторженны и раздражены. Мне это напомнило о реакции, которую Бэнкси вызывал у людей десять-пятнадцать лет назад, когда он вторгался со своими работами в классические музеи, и другие его выходки. Тогда, как я помнил, его поступки заставляли людей смеяться. Но что важнее, все его акции были нелегальными, а люди его прославляли за это. Тогда это воспринималось как пощёчина обывателю. И это событие на «Сотбис» ощущалось так же и вызвало похожую реакцию. В этот момент я понял, как много времени прошло с тех пор, когда Бэнкси или кто-то другой делал что-то подобное. За несколько лет до событий на «Сотбис» Бэнкси больше заботился о своих масштабных инсталляциях, как «Дисмаленд» и «Walled Off Hotel» в Израиле -«отель с самым худшим видом из окна», чем о трюках, которые проделывал раньше. И внезапно он напомнил обществу, как на самом деле долго уже Бэнкси творит и что с тех пор никто больше так ярко не выступал в современном искусстве или не достиг хоть сколько-то близкого уровня культурной значимости, как он. Я почувствовал, что пришло время сделать его ретроспективу», —описывает свои причины вдохновения Эспана.Линейное повествование и подробные комментарии специалистов по уличному искусству невольно заставляет сравнивать фильм “Banksy: расцвет нелегального искусства” с учебником. Режиссёр не случайно начинает повествование с кризисного Нью-Йорка. Он помогает зрителям связать две англоязычные страны, которые в своей совокупности породили художника мира. Автор даже не пытается утвердить уникальное право Бристоля называться родиной стрита-арта. Наоборот, показывает, почему и как консервативная Британия впитала в себя бунтарскую американскую культуру и подстроила её под себя.
  • Эспана пригодились и его знания о хип-хоп культуре, которую он исследовал в предыдущих картинах.«Это не случайно так совпало, что одновременно в Бристоле начался бум граффити, хип-хопа и культуры саунд-систем. Особенно в Бристоле. Поверьте, не просто так там всё одновременно сошлось», —скажет в фильме пионер граффити в Бристоле, Джон Нэйшен, одна из ценнейших находок режиссёра.«Не было никакого материала, который бы должным образом отслеживал историю Бэнкси и встраивал её в контекст нашей жизни. А ведь это невероятная история сама по себе, и об отдельно взятом одном из первых и совершенно точно самых узнаваемых представителей современного движения уличного искусства, и о самом стрит-арте, который происходит из граффити —другого художественного движения, которое общество хотело изничтожить. Города целенаправленно бросали все силы правоохранительных органов на преследование этих «нарушителей», но это всё равно превратилось в наиболее значимое художественное движение 21 века» —поясняет автор.А раз этот учебник посвящён искусству бунтарей, помимо содержательных интервью он ещё и наполнен яркими, эффектными и редкими картинками. Больше года Эспана потратил на то, чтобы подкрепить каждую рассказаннуюисторию визуальным рядом. Будь это американская телехроника 80-90-х годов или фотографии граффити, которые уже давно отмыты или закрашены. Мимолётность уличного искусства и его хрупкость подчёркивает динамичный монтаж. Стоит отвлечься от экрана, и зрителиуже никогда не узнают, как выглядела та или иная работа.«Частично из-за его анонимности, частично из-за того, что он выскакивает из ниоткуда время от времени с новыми уличными работами или неожиданными выставками, люди склонны подключаться к работам Бэнкси спонтанно, только в те моменты, когда он сделает что-то», —Эспана считает мимолётность обязательной составляющей уличного искусства. Поэтому он не цепляется за те или иные кадры и не уходит в пространные рассуждения о других выдающихся художниках конца 20 -начала 21 века, как Роберт Дель Ная, Кит Харринг, Жан-Мишель Баския, Дэмиан Хёрст. Он лишь составляет их творчество в единое полотно, поверх которого в скором времени уже начнёт рисовать главный герой его фильма.«Отследить историю Бэнкси в целом, через развитие стрит-арта и темы, без которых его работы не были бы созданы, вот то, что я хотел сделать в своём фильме», —комментирует Эспана.“Banksy: расцвет нелегального искусства” —это совершенно новое исследование не только работ знаменитого “вандала”, но и мира, который его породил. Линейное повествование —не единственная уникальная особенность нового фильма.
  • Стоит внимательно прочитать название и становится понятно: для Элио Эспана, несмотря на его личное подключение к объекту исследования, Бэнкси —личность выдающаяся, но не единичная. Он преподносит художника как первого среди равных и предоставляет в фильме право голоса всем, кто бунтовал в конце 90-х -начале 2000-х. Тем, кто, возможно, даже знает подлинную личность Banksy, но никогда не раскроет её: Бен Айн, Шепард Фэйри, Риск, Алан Кет и другие представители стрит-арта.«С каждым, с кем я хочу записать интервью для любого фильма, происходит одно и то же: я звоню, честно говорю, какой фильм я делаю и с каким посылом, чтобы потом потенциальный участник уже мог обдумать, надо ли ему это, оценить мои предыдущие работы и принять мою точку зрения на картину, потому что она останется такой с его участием или без него. Была пара человек, которых я пытался заполучить в этот фильм, и они в итоге непоявились, но по большей части потому, что мы находились в разных концах света и попросту не смогли свести вместе наши графики. Мне не приходилось слишком-то напрягаться, чтобы убедить кого-то: большинство принимало решение в тот же момент, нравится ли иммоя задумка и хотя ли они стать частью этого фильма», —делится Эспана. И сразу же сожалеет о том, что женский голос в картине только один. До недавнего времени стрит-арт был исключительно мужской территорией в патриархальными порядками. Но специалист по истории искусства Клэр де Добей Рифели помогает систематизировать самые популярные образы в творчестве Бэнкси, а её официальный статус подчёркивает, что искусствоведы уже определили художнику место в истории и признали объектом своего исследования.Такимподходом, со множеством равнозначных голосов, случайно или нет, режиссёр снова поднимает вопрос о личности граффитиста: не скрывается ли за этим псевдонимом целая группа художников. И предлагает зрителям в очередной раз решить для себя: так ли важно, кто именно скрывается за знаменитым смайликом Banksy? Или важнее, что есть кто-то, кто с помощью искусства всегда готов выступить от имени общества.«На каждого Бэнкси, который видим, возможно, приходится сотня невидимых, андеграундных», — подливает масла в огонь граффитист Скейп Мартинес.«Я думаю, одна из основных причин, по которым Бэнксисохраняет свою анонимность, в том, что большинство людей даже не хотят знать, кто он такой. Таким образом люди сами становятся соучастниками в сокрытии его личности. Им нравится сам факт его анонимности и нет никакого интереса в том, чтобы разрушить эту составляющую его персоналии. Несколько лет назад в газете Daily Mail попытались сорвать с него маску и получили шквал сообщений с вопросом, «Зачем вы это делаете»? Люди были в ярости. Ведь если приподнять завесу анонимности, сорвать флёр таинственности, исчезнет сам художник. А этого никто не хочет», —этой невероятной истории в фильме нет. Но Элио Эспана опирался на неё и при выборе кадров хроники, на которой запечатлён бристольский вандал. Разумеется, он не мог пройти мимо недавно обнародованного интервью Бэнкси 2003 года на его выставке Turf War: бесценные секунды показывают глаза художника и дают представление о его реальном голосе. Но именно этот голос и сообщает зрителям, о своём отношении к анонимности. Одно дело, когда её оправдывают многочисленные историки искусства, другое —сам автор. Уважение к творчеству Бэнкси, от которого его анонимность неотделима, сквозит в каждом кадре этого фильма.Разумеется, съёмочная группа фильма “Banksy: расцвет нелегального искусства” совершила экспедицию по миру, гдеещё сохранились работы главного героя в естественной среде. Это видно невооружённым взглядом: свежие сочные съёмки на цифровую камеру контрастируют с бесценным архивом. Некоторые фотографии и короткие видео будут показаны впервые.«Огромное количество архивных кадров, особенно эпизоды из Бристоля, мне предоставили люди из своих домашних альбомов.
  • Стив Лазаридес, ближайший соавтор Бэнкси и его персональный фотограф на протяжение многих лет, отдал фотографии из своих личных архивов. Книжный магазин Tangent Books в Бристоле также немало помог мне, как и великий бристольский фотограф Бизер, который обстоятельно документировал события городского андеграунда, любезно выделил несколько впечатляющих фотографий из 80-х и 90-х. Есть и совершенно необычные кадры, например фотографии Бэнкси в Мехико 20 лет назад: он был там с любительским футбольным клубом из Бристоля, Easton Cowboys. Я получил эти фотографии напрямую от парня, который играл в этой команде», —хвастовство Элио Эспана оправдано. Его фильм действительно выделяется из массы других документальных исследований о Бэнкси и запоминается.Хотя бы тем, как тщательно автор старается сохранить нейтралитет в отношении объекта своего исследования. Не навязывать свою точку зрения зрителям, а в конце каждой главы, накоторые делится фильм, задавать публике вопросы. Даже акцию со шрёдером через 2 года после того, как она состоялась, уже невозможно однозначно называть «вандализмом»: приходится считаться с тем, что «Любовь в мусорном баке» —это новое произведение искусства с невероятной стоимостью. Но это лишь сухой факт. Право на эмоциональную оценку Эспана оставляет своей аудитории. В чьём уме и вкусе он ничуть не сомневается.«В целом, я разделяю политику Бэнкси, хоть и не все его акции мне нравятся, и мне близко егочувство юмора, но эти совпадения носят больше характер случайных, я старался не позволять им менять мой подход к предмету рассказа и сохранять критическую дистанцию», —поясняет свой подход режиссёр.«Я думаю, любой, кто интересуется искусством и культурой 20 века, должен интересоваться Бэнкси. И конечно, кинематографистов волнует эта тема. Стрит-арт был первым по-настоящему значимым художественным движением миллениума, он определил всё искусство 2000-ых, а Бэнкси с другими его участниками это движение создал. Поэтому интерес к нему будет всегда. Люди всегда будут хотеть исследовать его работы и влияние его работ на других. Прибавьте к этому его анонимность, и вы поймете, почему его наследие —настолько притягательный для исследования объект».
  • Оформить подписку