Назад

Фильм [4k] Пороховой коктейль

Gunpowder Milkshake
Поделиться
6,6
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Смотрите в 4К! Женщина-киллер Скарлет была вынуждена расстаться со своей дочерью Сэм, которая впоследствии пошла по её пути. Через много лет, спасаясь от возмездия криминального синдиката, где она выросла и работала, Сэм наконец воссоединяется с матерью, и вместе женщины начинают отчаянную борьбу со своими врагами.

12-летняя девочка по имени Сэм остаётся одна, когда её мать, наёмная убийца Скарлет, вынуждена бежать из города, спасаясь от врагов. Через 15 лет Сэм сама работает на тех же людей, которым служила Скарлет. Однажды её важная миссия выходит из-под контроля: девушка сталкивает между собой несколько преступных группировок, а в центре противостояния оказывается невинная восьмилетняя девочка. Чтобы оторваться от преследования и сохранить жизнь, Сэм пускается в бега. На своём пути она пересекается со своей давно забытой матерью и её бывшими напарницами. Объединившись, эти женщины развязывают настоящую войну против тех, кто отнял у них всё…

Как сложится судьба матери и дочери, которые встретились на поле боя после 15 лет разлуки? Приглашаем поклонников динамичных триллеров и историй о сильных женщинах посмотреть онлайн фильм «Пороховой коктейль».

Языки
Русский, Английский, Украинский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

4К, HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Начало фильма. Когда Сэм была маленькой, её мать-киллерша Скарлет, из-за проблем с бывшими работодателями из преступного синдиката "Фирма", уехала из родного города. Предварительно Скарлет оставила дочь на попечение Натану, одному из своих бывших работодателей, но, к сожалению, единственному лояльному к её персоне. Сэм сильно разочаровалась в матери, но всё же пошла по аналогичному её жизненному пути, став наёмным убийцей. Сэм и Скарлет не виделись пятнадцать лет. В один из дней, выполняя задание Натана, Сэм наведывается в оружейную, ловко замаскированную под библиотеку. Цель девушки — приобрести новые пушки. В оружейной героиня встречает давних подруг матери и по совместительству тамошних заведующих: Анну Мэй, Мэделин и Флоренс. Продолжив выполнять задание, Сэм выходит на человека, укравшего у "Фирмы" большую сумму денег. Вором оказался обычный бухгалтер, работавший на синдикат, но не подозревавший о его преступных проделках. Когда Сэм вторгается в апартаменты бухгалтера, тот безрезультатно пытается объяснить, почему он так поступил, то есть зачем он обокрал "Фирму". Вдруг телефон бухгалтера начинает звонить. Сделав резкое движение при попытке ответить на звонок, мужчина получает от Сэм огнестрельное ранение в живот. Несмотря на ранение мужчина всё же отвечает на звонок. Из телефонного разговора следует удручающий вывод, что бухгалтер украл деньги лишь для того, чтобы спасти свою похищенную маленькую дочь Эмили, у которой кроме него совсем никого нет. В течение часа бухгалтер должен выкупить дочь в расположенном неподалёку боулинг-клубе. Сэм отводит бухгалтера в больницу — к врачу "Фирмы", а затем берёт злополучные деньги и решает выкупить на них Эмили. Натан узнаёт о намерениях девушки и посылает за ней трёх громил, чтобы те, не прибегая к убийству Сэм, остановили её и вернули деньги. В ходе драки Сэм избивает посланных за ней приспешников Натана. Добравшись до похитителей Эмили, Сэм передаёт им деньги, а те отдают ей юную заложницу. Задействовав "план Б", героиня гонится за бандитами, дабы вернуть отданные им деньги, но между бандитами завязывается конфликт и они принимаются убивать друг друга. В итоге все бандиты были убиты, а рюкзак с украденными деньгами взорван гранатой.

Натан выясняет, что один из мафиози, убитых Сэм в предыдущем задании, приходился сыном Джиму Макалистеру, опасному криминальному авторитету. Настороженный Натан сообщает Макалистеру координаты последнего местоположения Сэм, дабы тот мог отомстить ей за смерть сына.

Сэм возвращается к врачу, приведя с собой Эмили. В больнице киллерша и девочка узнают, что бухгалтер не пережил ранение, скончавшись во время операции. Искалеченные громилы Натана тоже пребывают в этой самой больнице. Созвонившись с Натаном, громилы получают добро на ликвидацию Сэм, а сговорившийся с ними врач вводит Сэм сыворотку, почти полностью нивелирующую моторику её рук. Героиня просит Эмили при помощи изоленты приклеить к её рукам нож, а также пистолет. Далее Сэм вступает в сражение против покалеченных ею громил и окончательно расправляется с ними. Когда прибывают прихвостни Макалистера, Сэм и Эмили скрываются от них на автомобиле (Эмили рулит, а Сэм, пока её руки не обрели прежнюю подвижность, давит на педали). Сэм и Эмили доезжают до убежища с припасами, координаты которого выслал Натан, решивший как в последний раз помочь своей подопечной. На месте Сэм сталкивается со Скарлет. Скарлет рассказывает Сэм, что все эти долгие годы тайно наблюдала за ней и ради безопасности их обеих не рисковала пойти на близкий контакт. Как только убежище обнаруживают люди Макалистера, Скарлет, её дочь и Эмили сбегают через тайный ход. Вскоре героини достигают библиотеки. Скарлет объясняет старым подругам, где и почему она пропадала столько лет. К библиотеке съезжаются десятки бандитов. Сэм, чувствующая себя виноватой во всём произошедшем, и признавшаяся Эмили в убийстве её отца, остаётся одна, чтобы сдержать наступление врагов. Скарлет осознаёт, что не может бросить дочь, и возвращается к ней — остальные женщины поступают так же. По итогу побоища все головорезы, кроме одного — племянника Макалистера, были устранены, вдобавок племяннику удалось убить Мэделин и похитить Эмили. В скором времени племянник Макалистера звонит Сэм и предлагает ей сдаться в обмен на свободу Эмили. Сэм добирается до места встречи (закусочная для киллеров) и видится с Макалистером лично. Макалистер рассказывает героине, что у него, кроме покойного сына, есть четыре дочери, не понимающих его так же сильно, как понимал сын. Макалистер доносит до Сэм, что он намеревается пытать её самыми изощрёнными методами, пока, собственно, она не умрёт. Под видом официанток к закусочной подоспевают вооружённые огнестрельным оружием Скарлет, Анна Мэй и Флоренс. Благодаря поддержке матери и её подруг Сэм забирает девочку и покидает закусочную. Оставшиеся киллерши убивают Макалистера и всех его прихвостней. Сэм извиняется перед Эмили за убийство её отца, и девочка прощает киллершу.

В конце фильма Эмили наведывается к Натану. Мужчина полагает, что девочка пришла пристрелить его, отомстив ему за причастность к убийству её отца. Но это не так: взяв в руки телефон, Эмили включает громкую связь. Мы слышим голос Сэм. С дальней дистанции целясь в Натана из снайперской винтовки, героиня объясняет ему, чтобы он и синдикат даже и не думали охотиться на неё и Эмили. Завершающими кадрами, Сэм, Скарлет, Эмили, Анна Мэй и Флоренс едут на машине вдоль побережья навстречу светлому будущему.

Знаете ли вы, что

  • По иронии судьбы, бандит в маске Дракулы (вампир) умирает от удара в сердце деревянным колом — точно таким же образом, отталкиваясь от всяческих легенд и мифов, можно убить и настоящего вампира.
  • Разница в возрасте между Линой Хиди и Карен Гиллан, которые играют мать и дочь, составляет всего 14 лет.
  • В 2014 году израильский режиссер Навот Папушадо и его коллега Ахарон Кешалес сняли блокбастер ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ ПАРНИ. И вот, на волне успеха картины Папушадо снял картину о женщинах-киллерах, которые решают противостоять мощному преступному синдикату. Для Папушадо творческий процесс начался с простой идеи. «По сюжету фильма, мать, которая была вынуждена отказаться от своей дочери, узнает, что та решила пойти по ее стопам, выбрав смертельно опасную профессию, – рассказывает режиссер. – Когда начинаешь писать, никогда не знаешь, чем закончится история. Идея оживает у тебя на глазах. Я был твердо намерен снять фильм о библиотекарях, потому что эта профессия меня всегда завораживала. В школьные годы я частенько проводил время в библиотеке за чтением фантастики. Библиотекари казались мне таинственными и отчасти пугающими. Они напоминали шерифов, своеобразных миротворцев. Я решил, что библиотека послужит идеальным прикрытием для команды наемных убийц. Кроме того, тут скрыт и тайный смысл: в библиотеке хранится самое действенное оружие – знание. Тут все сходилось: библиотека – арсенал, библиотекари – киллеры, а в книгах, в которых заключено знание, убийцы прятали свое оружие».
  • Папушадо тщательно продумал различные миры будущего фильма: «Мы хотели создать два разительно отличающихся друг от друга преступных синдиката. Один – семейный, другой – корпоративный. Каждый из них, в свою очередь, подразделяется на несколько поколений. Скарлет и библиотекари символизируют прошлое, ее дочь Сэм олицетворяет бунтарское настоящее, а девочка Эмили, которую Сэм стремится спасти, представляет собой будущее. Словом, у нас получилась история о трех поколениях женщин, которые борются за свое место под солнцем». Продумывая тональность будущей картины, как и в работе над другими своими фильмами, Папушадо черпал вдохновение в творчестве режиссеров, которыми искренне восхищался. В их числе Бастер Китон, Чарли Чаплин, Квентин Тарантино, братья Коэны, Жан-Пьер Мельвиль, Майкл Манн, Джон Ву, Джонни То и Джеки Чан. «В своих фильмах БЕШЕНЫЕ и ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ ПАРНИ я смешивал насилие с юмором, мои любимые режиссеры всегда делали то же самое, – объясняет Папушадо. – В их фильмах всегда есть жестокость и есть юмор. Когда в фильме есть только насилие, зрителю становится скучно. Куда интереснее показать насилие через призму комедии, подчеркнуть его абсурдность. Наш фильм о жестокости реального мира, о нашем отношении к насилию, но при этом он остается развлекательным. Большинство жестоких сцен были доработаны при помощи монтажа и музыки, чтобы они не грешили против тональности всего фильма». «В нашем фильме сочетаются разные жанры и разные идеи, и музыка должна была удерживать все это многообразие в одном формате, – продолжает режиссер. – Я опробовал этот метод, работая над фильмом ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ ПАРНИ и неоднократно замечал этот прием во многих разножанровых картинах. Нашему композитору Фрэнки (Хаим Фрэнк Ильфман) я задал непростую творческую задачу. Я сказал, что хочу услышать переливы вестерна Эннио Морриконе, итальянский шик Стельвио Чиприани и жестокий саспенс Бернарда Херрманна. Фрэнки удалось все это свести воедино и оформить в электронном стиле. В результате у нас получился саундтрек, который можно назвать и современным, и ретро, который можно слушать и на виниле, и на Spotify».
  • В 2018 году Папушадо предложил продюсерам Эндрю Роне и Алексу Хейнеману из компании The Picture Company готовый сценарий. «Мне понравилась картина ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ ПАРНИ, – говорит Рона. – Этот интересный, хоть и недорогой фильм появился из ниоткуда и стал настоящим открытием года. Действие происходит в одной комнате. Мы видели множество подобных фильмов, однако Навоту и его сорежиссеру Ахарону Кешалесу удалось создать нечто новое, да и актерская игра была завораживающей. Это был один из тех фильмов, после просмотра которых еще долго не можешь прийти в себя». Роне и Хейнеману приглянулся новый сценарий Папушадо, в котором динамика гармонично сочеталась с юмором. «Мне нравятся стильные криминальные картины, и фильм ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ также принадлежит их числу, – говорит Рона. – Было очевидно, что сценарий написан киноманом и кинолюбом. Гангстерские фильмы регулярно выходят в прокат, но в этом сценарии чувствовалась свежесть. Кроме того, сценарий был очень хорошо написан, в нем был кураж, был юмор, была даже определенная пикантная фривольность». «Сценаристам удалось найти очень устойчивый баланс юмора и насилия, – продолжает Рона. – Сценарий мне напомнил фильмы Квентина Тарантино, в которых смех и резня идут, что называется, рука об руку и не могут существовать друг без друга. Порой это соседство доходит почти до абсурда»
  • Еще один продюсер компании The Picture Company Алекс Хейнеман разделяет точку зрения коллеги: «Навот – настоящий киноман, отличный сценарист и талантливый режиссер. Его фильм ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ ПАРНИ выгодно выделяется среди аналогичных картин за счет смешения жанров: это триллер, но при этом достаточно легкий, с отличными персонажами и необычными сюжетными поворотами. Навот из тех, кто снимает жанровое кино по-своему, как, скажем, Квентин Тарантино или Эдгар Райт. Эти мастера работают в одном жанре, но со своим уникальным подходом. Прочитав сценарий, мы с Эндрю не сомневалась в том, что Навот сможет преобразить жанр триллера об убийцах, а это всегда интересно».
  • Сценарий Папушадо рассказывал о горьких уроках жизни и сломанных стереотипах. Когда Сэм вынуждена выбирать, спасти или бросить 8-летнюю Эмили, она находит в себе силы, чтобы поступить правильно, в отличие от своей матери Скарлет, которая за 15 лет до этого сделала иной выбор. Эта история об эмансипации, о неразрывных узах, связывающих Эмили, Сэм и Скарлет. Решение матери бросить ребенка приводит к самым необычным, непредсказуемым поворотам. Судьбоносную роль в сюжете играют Библиотекари, чья обитель становится для Сэм, Скарлет и Эмили убежищем. «Роли Библиотекарей сыграли Анджела Бассетт, Мишель Йео и Карла Гуджино, – рассказывает Эндрю Рона. – Но они не обычные библиотекари, а хорошо вооруженная и владеющая различными стилями боевых искусств команда профессиональных киллеров. Они вынуждены скрываться в библиотеке, а главные героини освобождают их, чтобы вместе одолеть преступную организацию, которая терроризировала Библиотекарей многие годы».
  • У Папушадо было четкое представление дизайна будущей картины: «В работе над фильмом ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ мы черпали вдохновение в лентах Серджио Леоне, Акиры Куросавы и Альфреда Хичкока. У нас получилось сочетание спагетти-вестерна, нуара и самурайской саги. Я всегда в первую очередь определяюсь с ключевыми идеями и жанром, только потом начинают рождаться главные герои». «Навот – истинный любитель кинематографа и хорошо понимает этот вид искусства, – говорит Эндрю Рона. – Его вдохновляли такие мэтры, как Акира Куросава, Сэм Пекинпа, Майкл Манн, Мартин Скорсезе и Жан-Пьер Мельвиль. Своим фильмом он отдает должное этим мастерам, но для новой аудитории. Эти режиссеры нашли свой уникальный подход к кинематографу, а он крайне важен для таких фильмов, как ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ. Важнейшую роль играют запоминающиеся персонажи, различные нюансы и тонкости. Тут нет малозначимых деталей – важно то, как персонажи двигаются, как ведут себя, как общаются друг с другом, и мне кажется, что Навот все это учитывает. Он не оставляет без внимания ни единой мелочи. Он смог найти свою уникальную тональность в кинематографе. Он говорит, что мизансцена крайне важна. Навот стремится сделать каждый кадр особенным. Он очень любит длинные кадры, предпочитая следить за событиями, развивающимися в кадре, а не вклеивать что-то на монтаже. Навот стремится дать зрителю почувствовать себя участником событий. ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ не переполнен визуальными эффектами, все, что вы увидите в кадре, происходило на съемочной площадке. Это даже можно назвать неким кинематографическим атавизмом. Как режиссер, Навот обожает ставить кадр, следить за хореографией поединков и за тем, как актеры двигаются в кадре». При таком внимании к деталям и сложной эстетике определенную легкую атмосферу обеспечивал характер Папушадо. «Фильм получился довольно сложным, учитывая множество съемочных локаций и непростые трюковые сцены, – рассказывает Эндрю Рона, – несмотря на это, все актеры и специалисты, кажется, отлично провели время, никто не поссорился! За это нужно отдать должное Навоту: он подобрал отличную закадровую команду и актеров, которые ладили друг с другом. Работать в таком коллективе было очень приятно, и это будет заметно в фильме. В динамичных сценах актеры выкладывались на все 100%, всецело доверяя друг другу. Они потратили много часов на работу с командой каскадеров, и это ощущается».
  • Первым элементом паззла стал персонаж Сэм. Кинематографистам нужна была актриса, которая справилась бы не только с трюками, но и с эмоциональными взлетами и падениями женщины, которая пытается простить мать, бросившую ее в детстве.
  • «В первую очередь нам нужно было найти актрису на роль Сэм, – говорит Эндрю Рона. – Не так просто подобрать молодую актрису, которая бы вынесла на своих плечах груз подобного фильма. Карен была одной из первых, на кого мы обратили внимание. К тому моменту она закончила сниматься в фильме ДЖУМАНДЖИ, а в прошлом снималась в картинах франшизы МСТИТЕЛИ. На первой же встрече Карен и Навот нашли общий язык».
  • «Карен потрясающая, фееричная, – говорит Папушадо. – Она всецело отдает себя роли и очень трудолюбива. Для этой роли ей пришлось много тренироваться. Кроме того, она создавала на съемочной площадке атмосферу легкости и безмятежности, с ней было очень весело и приятно работать».
  • Гиллан не пришлось долго уговаривать, сценарий заинтересовал ее с первой же страницы. «Прочитав сценарий, я подумала, что никогда прежде не играла подобных персонажей, – объясняет свой интерес актриса. – Кроме того, меня по-настоящему заинтересовали трюковые сцены. Я часто читаю описание динамичных эпизодов в сценариях. Признаюсь, в таких сценах гораздо легче сниматься, чем читать о них, потому что нетрудно запутаться в описаниях. Когда читаешь описание трюка, не так просто представить себе, как он будет сниматься. В этом плане сценарий фильма ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ стал приятным исключением – в нем была масса трюковых сцен, которые я живо себе представляла, хотя были и такие, с какими я никогда не сталкивалась прежде. Я тогда подумала, что это будут незабываемые съемки». «Мы встретились с режиссером в Лондоне, чтобы обсудить будущий проект, – продолжает Гиллан. – Я уже была заинтересована этим проектом, потому что столь хороший сценарий мне уже давно не попадался. При личной встрече с Навотом я сразу поняла – передо мной именно тот человек, который придумал сценарий. Это было очевидно. То же чувство юмора, те же мысли и даже те же музыкальные предпочтения. Я смотрела предыдущие работы Навота и знала, что он очень энергичный режиссер. Работать под его началом, да еще над фильмом по такому замечательному сценарию, было в радость».
  • Гиллан готова была сражаться за роль Сэм. «Это очень крутая героиня, – считает актриса. – Во-первых, она отлично дерется, владеет разными стилями единоборств и умеет обращаться с различным оружием, даже таким, о котором лично я никогда не слышала. Уже один только шанс пострелять из этого оружия интриговал. Но кроме того, у этой героини интересный характер: она совершенно запуталась в жизни. Мать бросила ее, когда Сэм была еще ребенком, героиня страдает от чувства ненужности и от кризиса самооценки. Ей кажется, что она была недостаточно хороша, раз у матери появились мысли бросить ее». Сэм неожиданно оказывается в той же ролевой модели по отношению к 8-летней Эмили, которую она спасает от Фирмы. И, как выясняется, Сэм совершенно не готова к этой роли. «Нельзя сказать, что Сэм относится к материнскому типу женщин, – объясняет Гиллан. – Она лишена родительских инстинктов, и это не удивительно, потому что у нее перед глазами не было надлежащего примера. Она дистанцируется не только от молодых людей, она старается держаться подальше от людей в принципе. Она старается не заводить друзей, чтобы не терять их. Когда же жизнь вновь сводит ее с матерью, ситуация оказывается действительно сложной, поскольку Сэм мучает вопрос, почему же мама ее бросила. В конце концов Сэм не выдерживает и вызывает Скарлет на откровение. Сэм узнает мотивы, которыми руководствовалась мать, и это становится первым шагом на пути ее психологической реабилитации. Она, наконец, сама чувствует в себе силы стать матерью и принимать правильные решения. Крайне важно, чтобы героиня не только спасла Эмили, но и урегулировала свой собственный внутренний конфликт». «Играть столь необычного персонажа было очень интересно, – признается Гиллан. – Сэм очень сильна и отлично дерется, но при этом она крайне уязвима в эмоциональном плане. Это невероятно увлекательное сочетание для актерской игры».
  • Утвердив на роль Карен Гиллан, продюсеры начали поиски актрисы на роль Скарлет. Нужна была актриса, которая достаточно убедительно сыграла бы эту роль, потому что Скарлет впервые появляется на экране лишь во второй половине фильма. «Этот фильм об отношениях матери и дочери, поэтому нам было нужно найти подходящих актрис на эти роли, – объясняет Эндрю Рона. – Требовались актрисы, которые с первой секунды приковали бы к себе взгляд зрителя. Мы решали, кто мог бы справиться с этой задачей? Кто мог бы вызвать у зрителей вздох удивления? Лина Хиди подходила идеально. Она блистательно сыграла в сериале «Игра престолов», зрители увлеченно следили за судьбой ее героини на протяжении восьми сезонов. Мы знали, что Карен и Лина составят отличный дуэт». «Лина – это прямо какой-то Вудсток! – восхищается Папушадо. – Они с Карен сразу нашли общий язык. То, насколько они понимали друг друга, не могло не впечатлять. Кроме того, опыт Лины оказался просто бесценен, она во многом мне помогала. Я многому научился у нее».
  • Лине Хиди очень понравился сценарий. «Это было действительно забавное чтиво, – говорит она. – В истории было описано множество по-своему интересных женщин, у моей героини были трюковые сцены, словом, работа обещала быть нескучной. Замечательно, когда женщины играют традиционно мужские роли, не боятся показаться жестокими, когда речь идет о выживании». «Работа над ролью Скарлет была увлекательной, – продолжает Хиди. – Она осторожна, но при необходимости может, не задумываясь, убить угрожающего ей человека. Скарлет – весьма посредственный родитель. В юности она руководствовалась эмоциями, не задумывалась о воспитании ребенка и даже бросила свою дочь. Разумеется, у них весьма натянутые отношения. Когда Сэм вновь появляется в жизни Скарлет, та думает, что они могут вот так, запросто начать все сначала. Однако Сэм повзрослела и смогла выжить без матери. Скарлет мучается чувством вины, но проявлять слабину и делиться своими переживаниями ей несвойственно. Кроме того, она воссоединяется с Библиотекарями, сообщество которых также покинула в свое время. Скарлет могла бы просто попросить прощения за все свои ошибки и попытаться стать добропорядочной матерью. Но ей это не слишком хорошо удается. Тем временем, Сэм саму трудно назвать идеальной наставницей для спасенной ею Эмили. Сэм начинает понимать, что искусство материнства не так просто, как кажется». Динамика отношений героинь Гиллан и Хиди весьма необычна, тревожна, а местами даже забавна. «Карен и Лина – два сапога пара, – считает Эндрю Рона. – Они любят повеселиться как в кадре, так и за его пределами. Всякий раз, когда я отворачивался, они что-то постили в Instagram или пели караоке. С их подачи на съемочной площадке сформировалось своеобразное сестринство. Не без гордости могу сказать, что нам удалось собрать невероятно талантливых актрис, которые работали на съемках картины с удовольствием. Их энергетикой была пропитана вся съемочная площадка». «На съемках было весело, – вторит продюсеру Хиди. – Навот предложил свою трактовку известному, казалось бы, жанру. Он точно знал, что хочет видеть в кадре, работал со страстью и неугасимым энтузиазмом. Когда находишься на площадке, пропитанной такой энергетикой, это очень воодушевляет. Визуальный ряд получился захватывающим. В принципе, создатели фильма ставили перед собой именно такую творческую задачу. Кроме того, на площадке собрались замечательные актрисы, в которых попросту невозможно не влюбиться! Мы отлично провели время».
  • Завершающим элементом центрального трио главных героинь стала Эмили. Сэм вместе со своими подругами решает во что бы то ни стало спасти Эмили и защитить ее от мира жестокости, в котором живут сами. Отыскать подходящую актрису на роль Эмили было не так просто. Директорам по кастингу пришлось просмотреть несколько сот претенденток, прежде чем они нашли Хлою Коулмэн. «Хлоя – великолепная юная актриса, нам очень повезло, что она согласилась на роль, – говорит Эндрю Рона. – Кроме того, Хлоя и Карен отлично понимали друг друга. Работа с юной актрисой на съемках сопряжена с дополнительными ограничениями – их допустимая рабочая смена короче, чем у взрослых. Работая с детьми, приходится по мере сил ограждать их от сцен насилия, убеждаться, что они правильно понимают, что происходит в кадре. И, разумеется, о детях постоянно нужно заботиться. С Хлоей было проще. Она уже работала с такими звездами, как Мэрил Стрип, Николь Кидман и Риз Уизерспун в сериале «Маленькая большая ложь», а также снималась с Дэйвом Батистой в комедийном экшне МОЙ ШПИОН. Так что ее опыту позавидует и взрослый актер». «По сюжету фильма, героини пускаются во все тяжкие, чтобы защитить девочку, и эти сцены иногда получались очень смешными, – продолжает продюсер. – В одной из сцен Эмили сидит за рулем Porsche в то время, как Сэм давит на педали. Это было весело! Были сцены перестрелок, в которых Эмили приходилось прикрывать глаза руками и надевать наушники с музыкой, чтобы хоть как-то оградить себя от чудовищной жестокости». Для самой Коулмэн роль в фильме стала шансом научиться чему-то новому и способом донести до зрителей нечто важное. «На съемках этого фильма было много такого, чего мне раньше делать не приходилось, – утверждает юная актриса. – Я могла только мечтать поработать с такими замечательными актрисами. Кроме того, мне понравилось, что мой персонаж символизирует прекращение насилия. Было ощущение, что главные героини объединились, чтобы разорвать замкнутый круг жестокости».«После похищения Эмили оказалась в мрачном мире убийц, из которого ее вызволяет Сэм, – рассказывает Коулмэн о своей героине. – Вообще, Эмили становится для Сэм настоящим кошмаром. Сэм вынуждена постоянно заботиться о девочке, а та бывает крайне назойливой. Эмили – милая, игривая девчушка, но при этом она очень умна и схватывает на лету то, чему Сэм учит ее». «Я думаю, Сэм видит в Эмили саму себя в юности, потому что ее тоже бросила мать, – продолжает Коулмэн. – Логика подсказывает, что Сэм должна отказаться помочь Эмили. Однако Сэм поступает вопреки этой логике, потому что по себе знает, каково быть брошенной. В некоторых ситуациях Эмили оказывается полезной и помогает Сэм. Эмили видит в своей спасительнице мать, поскольку лишилась своей, и не хочет расставаться с той, что ее спасла».
  • Сэм, Скарлет и Библиотекари устраивают Эмили своеобразное крещение огнем, ускоренный курс обучения взрослению. «Эмили придется приматывать скотчем оружие к руке Сэм, перезаряжать его, прятаться от пуль и даже водить машину, – рассказывает Коулмэн. – Словом, делать то, чего она никогда не делала ранее. Все это приводит ее в ужас, но вместе с тем очень нравится. Хотя в сущности она не любит насилия и хочет, чтобы этот кошмар, наконец, закончился. Она хочет жить, как все остальные дети». По словам Хлои Коулмэн, встреча с Библиотекарями немного шокирует Эмили, но ей удается вынести из этой встречи важный жизненный урок: «Знакомство с Библиотекарями неожиданно для Эмили. То есть, никто не ожидает встретить таких «библиотекарей». Они диаметрально отличаются от тех работников библиотек, к которым мы привыкли. Однако, видя, насколько ее спасители сильны, Эмили чувствует себя в их компании в относительной безопасности». Талант и профессионализм Коулмэн не остались незамеченными. «Хлоя – удивительная юная актриса, – говорит Карен Гиллан. – На читке сценария она поразила меня своей сосредоточенностью и динамикой, которые совершенно не свойственны юным актерам. Это было поразительно, я никогда прежде ни с чем подобным не сталкивалась. Кроме того, с ней очень весело работать. Когда звучит команда «Мотор!», она моментально настраивается на рабочий лад. Когда же съемка закончена, она расслабляется, шутит, поет и танцует». «Хлоя стала для нас настоящим подарком, – утверждает Папушадо. – Это талантливая, профессиональная юная актриса. Во время съемок нам порой приходилось напоминать самим себе, что этой актрисе всего десять лет от роду. Сцены, в которых она снималась с Карен, получились крайне эмоциональными. Актрисы очень гармонично смотрятся в кадре».
  • Роли Библиотекарей сыграли Мишель Йео, Анджела Бассетт и Карла Гуджино. Их персонажи превратили библиотеку в тайное убежище профессиональных киллеров с впечатляющим арсеналом, который рассортирован по полкам среди книг.
  • Учитывая впечатляющий актерский состав, Папушадо получил возможность ставить перед съемочной группой более амбициозные творческие задачи. «После каждой беседы с Мишель, Анджелой и Карлой в сценарий вносились определенные правки, – говорит режиссер. – Менялась динамика развития их героинь, динамичные сцены становились более зрелищными – и все благодаря этим актрисам. Я бесконечно благодарен им за то, что они так существенно повлияли на сценарий. Я о таком даже мечтать не мог».
  • «Нам казалось, что мы загоняли наших актрис, но на деле у них оказалось куда больше сил, чем можно было себе представить, – говорит Папушадо. – Помню тот день, когда на съемочной площадке появилась Мишель. Все были от нее без ума. Многие динамичные сцены мы придумывали, вспоминая ее роли, еще до того, как она была утверждена на роль. Так что, можете себе представить, ее появление можно было сравнить с явлением королевы. При этом мы не собирались ограничивать Мишель Йео только лишь огнестрельным оружием, хотя и пострелять ей тоже придется. Мы вооружили ее цепями, кроме того, она периодически переходила на рукопашный бой. Она поразительна – может спрыгнуть с балкона, применив при этом удушающий прием с помощью цепей, идеально приземлиться и элегантно достать зуб жертвы, застрявший у нее в волосах. Она тренировалась с каскадерами, которые являются ее самыми верными фанатами. Благодаря ее богатейшему опыту наш фильм стал еще зрелищнее». «Мишель Йео согласилась на эту роль отчасти потому, что ей понравился сценарий, но в первую очередь ей хотелось поработать с Анджелой Бассетт, – утверждает Эндрю Рона. – Эти двое стали основой будущего сестринства. Затем на свою роль была утверждена Карла, которой импонировала перспектива поработать с Анджелой, Мишель, Линой и Карен. После этого сообщество киллеров только усилилось, а отношения героинь приобрели требуемую динамику. Наши актрисы привнесли в фильм свою энергетику, и это не останется незамеченным в фильме».
  • Эндрю Рона с трудом мог поверить, что им удалось заинтересовать Анджелу Бассетт. «Удивительная Анджела Бассетт была первой в списке претендентов на роль Анны Мэй, – отмечает продюсер. – С ней невероятно приятно и интересно работать. Она фантастическая актриса и фантастическая женщина, ей удалось поднять планку фильма на недостижимую, как нам прежде казалось, высоту». Анджела Бассетт признается, что ей было интересно провести сравнительный анализ того, какими нам кажутся Библиотекари и какими они есть на самом деле: «Когда мы говорим о библиотекарях, воображение невольно рисует образ обходительной, эрудированной женщины, которая большую часть свободного времени проводит за романом в обществе своих кошек. Никогда не подумаешь, что у нее может быть совсем иная жизнь. Но ведь у каждого из нас есть жизнь, которой мы живем в социуме, и есть другая, которую мы не показываем окружающим, скажем так, наша секретная жизнь. А ведь эта секретная жизнь библиотекаря может быть весьма занимательной! Поразительно, но за фасадом лоска, благочестия и сдержанности может скрываться весьма опасная личность. Я бы сказала, что Анна Мэй – главный библиотекарь. Она из тех, кто постоянно шикает, требуя соблюдать тишину».
  • «Мадлен, пожалуй, самая сдержанная из всех Библиотекарей, – говорит Карла Гуджино о своей героине. – Ее любимым оружием является томагавк, который она ласково называет «Томми Томагавк». Когда Сэм была маленькой, Мадлен дала ей томагавк поиграть, и топор с тех пор никто не видел. Мадлен его повсюду искала, но безуспешно. Когда Сэм возвращается к Библиотекарям, выясняется, что томагавк все это время валялся в ее сумке вперемешку с другим оружием. Не думаю, что Мадлен приходилось драться с тех пор, как томагавк был потерян. Она, вообще-то, пацифист и старается сдерживать эмоции. Единственное, что может вывести ее из себя, – когда кто-то угрожает ребенку. Вот тут-то ее уже ничто не остановит». Мадлен очень серьезно относится к семье. «Мадлен всегда искала свою семью, поэтому она очень рада, когда Сэм и Скарлет, наконец, встречаются, – говорит Гуджино. – Видя, как люди мучаются в разлуке, она и сама начинает грустить. Мы с Навотом много обсуждали предысторию моей героини. Возможно, она выросла в монастырском приюте, где ей привили соответствующее воспитание. Именно там она научилась защищать детей. Этим можно объяснить ее привязанность к Сэм, когда та была маленькой, а теперь – и к Эмили».
  • Определяющим фактором для Гуджино стало желание поработать в творческом коллективе. «На съемочной площадке была удивительная атмосфера всеобщей взаимопомощи, – утверждает актриса. – Мы все дружим за кадром, но ни разу не снимались в одном фильме. Учитывая то, что я в кинематографе уже 30 лет, это – большая редкость. Анджела чем-то напоминает мне львицу. То есть, она будто бы говорит: «Я – женщина. Услышь мой рев!» Я думаю, в этом проявляется ее внутренняя сила. Она удивительная актриса, но при этом вполне скромная женщина с добрым сердцем. Я с удивлением и замиранием сердца следила за тем, как она превращается в настоящую фурию в кадре. Кроме того, я давно и пристально слежу за карьерой Мишель. В ней чувствуется этакая балетная грация. Когда она в замедленной съемке выхватывает пистолеты, зрелище поистине незабываемое! С самого начала съемок у нас сложилось полноценное сестринство». Карен Гиллан была рада оказаться в столь многообещающем сообществе именитых актрис: «Когда все впервые собрались на съемочной площадке, все отметили атмосферу полного покоя и взаимного уважения. Невероятно, что все эти удивительные, талантливые женщины собрались вместе. Для всех это был запоминающийся момент. В фильме появятся актрисы разных поколений, и у каждой из них мне удалось чему-то научиться».
  • Завершает список актеров в главных ролях Пол Джаматти, сыгравший роль Нэйтана. Он возглавляет преступный синдикат под названием Фирма. «Нэйтан управляет Фирмой, но это не значит, что он и есть Фирма, – говорит Эндрю Рона. – Он получает заказы от других людей, а так-то у него доброе сердце. Он тайком помогает Скарлет сбежать и выжить, как за 15 лет до этого он помог Сэм. Нэйтана можно назвать условно положительным персонажем. Он, конечно, не герой, но и законченным злодеем его назвать нельзя. Истинные злодеи – Джим и Вирджил, роли которых сыграли Ралф Айнесон и Адам Нагаитис. Они законченные социопаты и заслуживают смерти. Библиотекарям, кажется, доставляет истинное наслаждение расправляться с такими негодяями». «Я большой поклонник таланта Пола Джаматти, – говорит Папушадо. – Во время обсуждения его персонажа Нэйтана, он сказал, что не считает его полноценным злодеем. Мы сошлись на том, что Нэйтан оказался, что называется, между молотом и наковальней. Он стал своеобразной отеческой фигурой для Сэм, но при этом остался боссом, который посылал свою подопечную убивать людей. Нэйтан вынужден балансировать, сохраняя лояльность двум противоборствующим сторонам. Не думаю, что кто-то мог бы справиться со всеми нюансами этой роли так же виртуозно, как это сделал Пол».
  • Пол Джаматти утверждает, что его заинтересовал мир фильма. «Это очень необычный и в чем-то странный мир, – говорит актер. – Он похож на наш мир, но вместе с тем он совсем иной. Мне нравится то, что зрителям особенно ничего не разжевывают, погружая сразу в гущу событий. Это порождает множество забавных, комичных ситуаций. И вообще, мне понравилась сама идея Бюро женщин-киллеров». Джаматти был заинтригован предысторией своего персонажа. «Фактически мы ничего не знаем о Нэйтане, и мне это тоже нравилось, – замечает он. – Очевидно, он играет большую роль в жизнях Сэм и Скарлет, но почему – так и не объясняется. Мы это много обсуждали с Навотом и придумали моему герою легенду, о которой намекнем зрителям в фильме. Возможно, Нэйтан сам когда-то был убийцей, но не слишком успешным. Зато он проявил свой талант в менеджменте, именно поэтому его и повысили. Надо отдать ему должное, он отлично справляется со своими обязанностями – руководимая им чудовищная организация процветает». «Нэйтана и Скарлет что-то связывает, но, опять же, не ясно, что именно, – продолжает Джаматти. – Возможно, он когда-то был влюблен в нее, но отношения у них так и не завязались. Он заменил Сэм отца после того, как ее мать исчезла».
  • Джаматти упоминает о неоднозначных мотивах его персонажа: «Прочитав сценарий, я подумал, что Нэйтан не такой уж страшный человек. Он пытается быть хорошим отцом для Сэм, совмещая родительские обязанности с руководством конторой. Он пытается играть за обе команды, и это делает его очень интересным для актера персонажем». Как и его коллеги, Джаматти наслаждался атмосферой взаимопонимания, созданной на площадке Навотом Папушадо. «Навот великолепен, – восторгается актер. – Это жизнерадостный парень с хорошим чувством юмора, в обществе которого приятно находиться. Он полон творческих идей и всегда открыт для диалога. Чувствуется, что раньше он работал над фильмами меньшего масштаба и был вынужден укладываться в гораздо меньший бюджет, потому что он все стремится сделать сам и способен заменить при необходимости любого члена закадровой команды. Было радостно видеть, как он радуется тому, что может, наконец-то, развернуться, не сдерживая полет фантазии рамками бюджета. Это очень воодушевляло всех нас». Папушадо оставлял актерам пространство для импровизации. Для Джаматти это стало еще одним привлекательным фактором. «В большинстве своих сцен я работал с Карен Гиллан, – вспоминает актер. – Она замечательная актриса, очень веселая и с хорошим чувством юмора. Во многих сценах мы переходили на импровизацию, забыв про сценарий. Словом, повеселились всласть». «Фактически у нас даже не было кастинга в привычном смысле слова, – говорит Эндрю Рона. – Все актеры появлялись сами собой. Это просто невероятно. Но в итоге мы, затаив дыхание, следили за тем, как Анджела, Мишель и Карла снимались в трюковых сценах. Когда Мишель Йео вступала в драку – это как если бы на наших глазах сбывалась мечта. Она снималась в таких феноменально популярных фильмах, как КРАДУЩИЙСЯ ТИГР, ЗАТАИВШИЙСЯ ДРАКОН и ПОЛИЦЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ. Анджела Бассетт – тоже звезда кинематографа. Мы никогда не забудем, как она перезаряжает дробовик, произнося свои реплики. Карла, в свою очередь, прочувствовала и воспроизвела все нюансы характера своей непростой героини. Мадлен в ее исполнении была и чувственной, и жестокой одновременно, хотя поначалу кажется чопорной и сдержанной. Ширма степенности слетала, когда Мадлен бралась за пулемет Гатлинга, скорострельность которого достигает 4000 выстрелов в минуту. В этот момент зритель в шоке! Что вообще происходит в этом фильме? И, разумеется, Лина Хиди была великолепна. Она прошла курс интенсивных тренировок и научилась виртуозно обращаться с пистолетами, стрелять с двух рук. У нас была потрясающая сцена, когда Лина перепрыгивает через стойку регистрации в библиотеке, чтобы спасти свою дочь в самый разгар перестрелки. И, конечно же, зрители не пропустят Карен в ее оранжевой куртке для боулинга. Ее героиню также ожидают захватывающие поединки. При этом она готова вооружиться всем, что под руку подвернется. Получилось очень забавно!»
  • Фильм снимался в Берлине и на студии Babelsberg, где декораторы выстроили две крупные декорации: копию американской закусочной 1950-х и библиотеку. Навот Папушадо очень четко представлял себе мир фильма: действие должно было развиваться в красочном городе, который невозможно узнать. «Он должен был казаться знакомым, но с точностью вы бы не смогли его назвать, – уточняет режиссер. – Эту мысль я постарался донести до руководителей групп закадровой команды, в первую очередь до оператора Майкла Серезина, художника-постановщика Давида Шойнемана и дизайнера костюмов Луизы Фрогли. Совместными усилиями мы придумали насыщенный мир, в котором ар деко сочетался с нуаром. С Давидом Шойнеманом мы обсудили архитектуру и цветовую палитру, текстуры и игру света. В каждой из локаций все должно было быть учтено». «Город остается инкогнито, как во многих гангстерских и, вообще, жанровых фильмах, – говорит продюсер Эндрю Рона. – Важны только персонажи. К тому же, персонажи в этой картине поистине запоминающиеся. Когда мы решили снимать картину в Берлине, город также стал самостоятельным персонажем. У нас были потрясающие декорации, несколько студийных построек. Реальные локации в сочетании с декоративными элементами создавали иллюзию нереального мира». «Нельзя сказать, что это не фантастический мир, скорее, мир без конкретной географической и временной привязки, – продолжает мысль Алекс Хейнеман. – История развивается в мрачном, почти сказочном мире, который кажется знакомым, но при этом остается неузнаваемым. Именно этот парадокс и будет интересен зрителям. В каждой локации будет что-то необычное, и вы не сможете с уверенностью сказать, где происходят события». «Берлин стал идеальным выбором, – считает Папушадо. – С одной стороны, тут были исторические постройки, с другой – монументальные здания, возведенные в период Холодной войны». «Помимо натурных локаций, у нас была закусочная и боулинг, этакие символы Америки, – продолжает режиссер. – Мы пробовали варьировать локации и стили, а впоследствии использовали это несопоставимое, казалось бы, сочетание во всех остальных элементах: от костюмов и образов каждого конкретного персонажа до машин и реквизита. В работе над каждым элементом мы черпали вдохновение в различных стилях и различных эпохах».
  • Воплотить в жизни колоритный мир фильма было предложено художнику-постановщику Давиду Шойнеману, который работал над такими картинами, как ФОРСАЖ: ХОББС И ШОУ и ДЭДПУЛ 2. Его декорации не только создали новое измерение в фильме, но также позволили режиссеру, актерам и закадровой команде добиться невероятной динамики. «Нам очень повезло, что Давид Шойнеман согласился поработать с нами, – считает Эндрю Рона. – Во-первых, он – берлинец, так что у нас был лишний повод снимать в этом городе. А кроме того, Давиду удалось создать нереально насыщенные текстуры и вдохнуть жизнь в картину. Его декорации стали как бы самостоятельным героем фильма. Шойнеман участвовал во всех стадиях подготовительного периода – начиная с работы над сценарием и заканчивая подбором актеров. В результате его кропотливой, творческой работы у нас получился очень красочный мир. Цветовые палитры, текстуры, малозаметные детали – все это будет очень интересно смотреться на экране. В каждом кадре фильма есть своя история». «Давид выстраивал целые здания, которые нам впоследствии предстояло разрушить, – продолжает Рона. – В фильме есть сцены, которые попросту невозможно снимать в реальных локациях. Декорации позволяли менять не только интерьер, но и архитектурные элементы, делая то, что на реальной локации было бы невозможно в принципе. Давид и Навот создали поистине удивительный, красочный, забавный мир». «Навот – очень интересный режиссер, да и сценарий мне понравился, – говорит Шойнеман. – Во время первых телефонных переговоров с Навотом я предположил, что действие фильма не должно быть привязано к конкретному месту и конкретному временному периоду, и Навот меня всецело поддержал. Тогда мы поняли, что сработаемся. Магия кино (и наша конечная цель) заключалась в том, чтобы создать дизайн фильма, который бы завораживал зрителей с первого взгляда. Мы с Навотом заглянули в историю кинематографа и отобрали понравившиеся картины, но потом я совсем забыл об этом и создал собственный дизайн мира фильма. С самого начала работы мы постоянно обменивались с Навотом идеями и в процессе обсуждения выбирали лучшие».
  • Американская закусочная в стиле ретро стала одной из ключевых локаций мира убийц. Там Сэм появляется и в детстве, и в зрелости. Именно там, по стечению обстоятельств, вершатся судьбы героинь картины. «Если бы нужно было выбрать локацию, которая стала бы сердцем картины, я не раздумывая выбрала бы закусочную, – говорит Карен Гиллан. – Именно там Сэм ожидают самые сильные эмоциональные потрясения. Там она в последний раз видела мать, прежде чем та исчезла на 15 лет. Действие кульминационной сцены фильма, в которой Сэм вновь встречается с матерью, также происходит в закусочной. И, наконец, именно там Скарлет становится именно той матерью, которую Сэм всегда хотела видеть рядом с собой, а сама Сэм начинает олицетворять мать для Эмили. Таким образом, круг замыкается».
  • У Шойнемана были вполне конкретные идеи в отношении дизайна закусочной. «Наша цель заключалась в том, чтобы создать классическую американскую закусочную в большом городе, – объясняет художник. – Там не должно было быть людно, возможно, здание слегка обветшало, но по-прежнему прекрасно. Мы добавляли элементы из разных эпох и разных городов, так что Берлин был просто символом мегаполиса, не более того». Еще одной важной локацией стала библиотека, которую убийцы используют в качестве убежища. Как и в закусочной, за фасадом библиотеки спрятано нечто большее, чем может показаться на первый взгляд. «Библиотека кажется обычной, однако на самом деле это арсенал, в котором убийцы хранят свое оружие для особых миссий, – говорит Алекс Хейнеман. – В этом заключается одна из отличительных особенностей фильма – все локации кажутся привычными, но на деле скрывают нечто». Создавая дизайн библиотеки, Шойнеман черпал вдохновение в архитектуре и живописи. «Экстерьер библиотеки мы снимали в музее Боде в историческом центре Берлина, – рассказывает художник. – Архитектура нео-барокко конца XIX века помогла спланировать интерьер, чтобы переход был плавным. Работая над интерьером, я вновь обратился к архитектурной классике барокко, а последние штрихи мне помог создать Рубенс! Мы дотошно изучали его полотна, когда работали над большой фреской в библиотеке». Среди других локаций стоит отметить боулинг, заброшенный торговый центр и закрытый магазин видеопроката, где Сэм сталкивается с головорезами. «В фильме есть локации, знакомые нам с детства, – отмечает Хейнеман, – но, как в случае с библиотекой и закусочной, с этими локациями связаны интересные сюжетные повороты». Еще одним специалистом, отвечавшим за визуальный стиль фильма ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ, стал ветеран операторского мастерства Майкл Серезин, который работал с такими мэтрами кинематографа, как Алан Паркер и Альфонсо Куарон. «Майкл Серезин – настоящий профессионал своего дела, – считает Эндрю Рона. – Он все видел, все знает. Он постоянно подкидывал Навоту интересные идеи относительно освещения и ракурсов съемки. Благодаря ему фильм стал более реалистичным. Режиссер знал, что бы ни произошло на площадке, и декорации, и актеры будут выглядеть великолепно». Выглядеть великолепно актерам также помогала дизайнер костюмов Луиза Фрогли. Ее богатый опыт и необычный подход к творчеству работали на благо картины. «Луиза – уникальный профессионал с завидным воображением, – говорит Папушадо. – Работа с ней стала для меня незабываемой». «Я буквально влюбилась в сценарий, – отмечает Фрогли. – Навот очень умен и креативен, одной встречи с ним хватило, чтобы я согласилась работать над костюмами для съемок фильма». «Я поставил перед Луизой ключевую творческую задачу – актерам, как и их персонажам, должно было быть удобно в их костюмах, при этом одежда должна была быть стильной и красочной, – объясняет Папушадо. – Мы хотели, чтобы наши героини чувствовали себя настоящими профессионалами и были максимально эффективны. В их гардеробах должны были превалировать практичные вещи, но не в монохромной гамме. Цвет был очень важен для меня, поскольку мы хотели, чтобы фильм буквально обрушился на зрителя. Что-то среднее между Жаном-Пьером Мельвилем и Жаком Деми». «Навот очень четко себе представлял, что хочет увидеть в кадре, так что работать было приятно и легко, – говорит Фрогли. – У него были интересные идеи, которые мне было в радость пытаться реализовывать. Актеры также беспрекословно следовали его советам. Признаюсь, очень приятно работать на съемках столь красочного фильма. Мы много работали над тем, чтобы добиться нужного оттенка – что-то красили, что-то вымачивали, даже использовали ткань, не предназначенную для пошива одежды». «Процесс дизайна костюмов для персонажей зависел от нескольких факторов, – продолжает Фрогли. – В этом фильме множество сложных трюков, поэтому одежда должна была быть практичной и удобной для актеров. Кроме того, нам нужно было изготовить несколько комплектов каждого костюма – для самих актеров и для их дублеров. У каждой из Библиотекарей был свой уникальный костюм, в зависимости от характера той или иной героини, но они должны были гармонично смотреться вместе».
  • Сэм в исполнении Карен Гиллан отдавала предпочтение оранжевой куртке для боулинга, и не спроста. «Эту куртку можно найти в любом боулинге, – объясняет Папушадо, – но кроме того, она показывает преображение героини. Она оставляет другой мир позади (одежду сдержанных тонов, которую предпочитали руководители Фирмы и их служащие) и выбирает новый, яркий и красочный путь». Героини выгодно контрастируют со злодеями. «Мы хотели, чтобы плохие парни одевались в стиле старой гангстерской школы, – объясняет Папушадо. – Так что мы нарядили их в костюмы на вырост, монотонные и мрачные. Словом, злодеи в нашем фильме именно такие, какими им и положено быть: жестокие и угрюмые. Кажется, что они шагнули в наш фильм прямиком из каких-нибудь АСФАЛЬТОВЫХ ДЖУНГЛЕЙ Джона Хьюстона или ПЕЧАТИ ЗЛА Орсона Уэллса». Фрогли добавляет: «Мы старались выполнить любой каприз Навота, чтобы фильм выглядел в точности таким, каким он его видел в воображении. Навот – подлинный гений и очень воодушевленный режиссер. Я надеюсь, мне посчастливится поработать с ним еще!» По словам Папушадо, работать в компании Шойнемана, Серезина и Фрогли было очень приятно и весело: «Эти трое создали уникальную, непередаваемую атмосферу фильма. Я вырос на картинах Майкла Серезина – ПОЛУНОЧНЫЙ ЭКСПРЕСС, СЕРДЦЕ АНГЕЛА, БАГСИ МЭЛОУН и вплоть до фильмов франшизы ПЛАНЕТА ОБЕЗЬЯН. Он настоящий художник, он умеет рисовать светом. О работе с человеком, творчеством которого настолько восхищаешься, можно только мечтать». Еще одной отличительной особенностью фильма можно считать то, как Папушадо удалось сочетать боевую хореографию, персонажей и дизайн в захватывающих трюковых сценах.
  • «Когда дело дошло до съемок динамичных сцен, мы хотели, чтобы локации стали неотъемлемой частью повествования, – говорит Папушадо. – Мы понимали, что различные цветовые оттенки, различное освещение и различные стили ведения боя могут и должны рассказывать об эмоциональном состоянии персонажей». Битва, которую Сэм ведет с головорезами Нэйтана, начинается в боулинге, проходит по автостоянке в торговом центре и переходит в стоматологическую клинику. «Действие первой трюковой сцены происходит в боулинге, обставленном в стиле вестерна, – рассказывает Папушадо, – затем герои оказываются в месте, залитом неоновым светом, напоминающем все гонконгские фильмы и в особенности фильмы с участием Джеки Чана. Именно там Карен Гиллан в роли Сэм показывает, на что способна, если ее разозлить».
  • Вдохновение для постановки масштабной перестрелки монстров на паркинге кинематографисты черпали из разных источников. «Наверное, ключевым источником стали для нас фильмы об ограблениях, особенно картины Майкла Манна, – говорит режиссер. – Так что нам нужно было что-то мрачное и атмосферное. Мы нашли открытую автостоянку перед Международным Конгресс-центром, впечатляющим зданием времен Холодной войны. Сэм не участвует в этой сцене, она наблюдает со стороны. Нам было очень важно создать реалистичную перестрелку, но при этом и у Сэм, и у зрителей должно возникнуть ощущение: «Какого черта тут происходит?» и недоверие собственным глазам. В кадре появятся маски всех легендарных монстров – Франкенштейна, Дракулы, Оборотня и Мумии, носители которых будут нападать друг на друга. Эта сцена будет не только зрелищной, но и драматичной – Сэм поймет, что для нее все потеряно. Поэтому сцена должна была быть не только впечатляющей, но и правдоподобной. При этом уровень безумия на съемочной площадке просто зашкаливал. У нас были и «Веселые мелодии», и КТО ПОДСТАВИЛ КРОЛИКА РОДЖЕРА, и Чарли Чаплин, и Бастер Китон в одном флаконе!» Сцена, в которой Сэм дерется с головорезами в стоматологической клинике, существенно выделяется на фоне всех прочих. «Это очень яркая и холодная локация, каждый элемент декорации хорошо просматривается, – рассказывает Папушадо. – Мы хотели, чтобы зрители почувствовали себя участниками событий и видели все предельно четко. Кроме того, кровь заметнее на фоне белоснежных коридоров. А тут начинается эпическая баталия и динамика картины зашкаливает! Когда действие переходит на автостоянку, мне хотелось отдать дань памяти фильмам 70-х, которые мне очень нравятся, включая ДЕТЕКТИВ БУЛЛИТТ и ФРАНЦУЗСКИЙ СВЯЗНОЙ». Из паркинга фильм переносит зрителей в другую ключевую локацию – Библиотеку, где все сюжетные ниточки сводятся воедино. «Библиотека – место финального противостояния, большой перестрелки, – говорит Папушадо. – Учитывая драматизм момента, сцена была для нас еще более сложной, чем все предыдущие. К тому времени мы уже познакомили зрителя со всеми персонажами, рассказали об их характерах и о том, как они выживают в этом жестоком мире. Сцена в Библиотеке покажет все эти персонажи в действии. Мы выстроили разные декорации, которые соответствовали бы характеру той или иной героини, создавая требуемую атмосферу. Скарлет и Сэм отдают предпочтение рукопашному бою, поэтому мать и дочь дерутся плечом к плечу впервые в жизни. Анна Мэй в исполнении Анджелы Бассетт предпочитает молотки и прочие ударные ручные инструменты и держит оборону в океанической комнате – детском отделе библиотеки. Мишель Йео, сыгравшая роль Флоренс, находится в лесной комнате и крошит врагов цепями и кулаками. Мадлен, которую сыграла Карла Гуджино, обосновалась в подвале с пулеметом и томагавком наперевес. Различные стили ведения боя требовали определенной координации и тщательного монтажа. Поэтому мы продумали специальные монтажные маркеры, в которых движения персонажей были синхронизированы и можно было переключиться с одного персонажа на другого».
  • Для постановки трюковых сцен и боевой хореографии продюсеры пригласили Лорана Демианоффа (сериал «Джек Райан», ЛЮСИ). Папушадо и его команда хотели видеть в фильме ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ совершенно новую стилистику боевых сцен, которые должны удивить самого искушенного зрителя. Папушадо поставил перед Демианоффом непростую творческую задачу: продумать боевую хореографию так, чтобы она служила повествовательным целям и помогала раскрыть сущность персонажей. «Для каждого поединка мы придумали историю, в которой есть завязка, развитие, кульминация и развязка, – рассказывает Демианофф. – При этом в целом это смотрится, как обычная боевая сцена. Таким образом мы прорабатывали каждую сцену – начиная с драки в боулинге в начале фильма и заканчивая эпической битвой в закусочной. Мы хотели, чтобы каждая сцена получилась не только эмоциональной, но и рассказывала что-то о наших героинях. Скажем, если библиотечная сцена рассказывает о том, как выжить и защитить свой дом, то сцена в закусочной несет философскую и эмоциональную нагрузку. В закусочной наши героини сражаются за то, во что свято верят, за их образ жизни. Зрелищность тут уступает место поэтическому трагизму». «Мы рассчитывали на то, что команда каскадеров позволит нам задрать планку качества трюков на невероятную высоту, – говорит Эндрю Рона. – Мы хотели, чтобы каскадеры работали с актерами, а трюковые сцены стали неотъемлемой частью общей линии повествования. Каждая схватка стала самостоятельным персонажем фильма и имела свою цель. Некоторые были в стиле Джеки Чана – более комические и забавные. Другие, ближе к финалу фильма, были более жестокими. Когда драка уступала место перестрелке, ставки несоизмеримо возрастали. Однако всегда на первом месте у нас были персонажи и сюжет. Навот стремился рассказать историю даже в динамичных сценах. Он хотел показать зрителю, что на любое действие существует противодействие, и любое насилие имеет свои последствия. Это нашло отражение в фильме».
  • Лоран Демианофф понимал, что работа на съемках этого фильма позволит ему вдоволь поэкспериментировать. «Прочитав сценарий, я заметил, что сцены поединков отличаются от всех тех, о которых я читал в других сценариях, – говорит он. – Самое замечательное в этом фильме то, что не нужно стремиться к реализму. Во многих фильмах режиссеры требуют от боевых и трюковых сцен как можно большего правдоподобия. Съемки картины ПОРОХОВОЙ КОКТЕЙЛЬ напоминали экранизацию комикса или съемки мультфильма. Мы с Навотом из одного поколения, так что во время обсуждения сцен фильма мы ссылались на одни и те же фильмы – кино 1970-х, вестерны и фильмы Серджио Леоне». Постановка множества трюковых сцен с участием разных актеров представляла собой дополнительную сложность. «Моя задача заключалась в том, чтобы попытаться раскрыть характер персонажа в стиле ведения им боя, – объясняет Демианофф. – Мы с Навотом и актерами обсуждали, какие черты характера нужно подчеркнуть в той или иной сцене. После этого мы начинали выбирать подходящее для персонажа оружие и стиль. Мы учитывали не только чисто технические детали, но и психологическую подноготную поединков». «Например, отношения Скарлет и Сэм прервались много лет назад, но когда дело доходит до драки, они, кажется, вовсе не расставались, – продолжает Демианофф. – Скарлет много лет была наемной убийцей, и ее дочь пошла по той же тропинке. В финальной сцене невозможно не заметить, что мать и дочь понимают друг друга без слов. Их стиль ведения боя можно назвать уникальным, актрисы больше играют, чем думают о технике. Эта схватка выгодно контрастирует со сценой, в которой Сэм дралась с тремя головорезами в начале фильма. В той чувствовался ритм Джеки Чана, она была и динамичной, и смешной одновременно». «Сэм – лучшая из убийц-самоучек, – говорит Карен Гиллан. – Она может справиться с толпой противников, даже не вспотев. Поединок она ведет с умом. Ей не обязательно быть сильнее своего противника, достаточно быть умнее, и эта тактика ее выручает бой за боем. Сэм использует любое оружие, включая тонфу (японское холодное оружие, прообраз современной полицейской дубинки с поперечной рукоятью) и молоток. Один из самых забавных моментов в драке с тремя противниками – когда ей приходилось отбиваться без использования рук. Выглядело весьма комично, зато действенно. Впрочем, накал страстей на этом не спадает – Сэм прыгает за на водительское сиденье машины и проводит для Эмили ускоренные курсы экстремального вождения».
  • Гиллан убеждена, что боевые сцены помогают понять характер Сэм: «В поединках проявляется психологическая травма Сэм, связанная с тем, что мать бросила ее в детстве. Она напоминает дикого зверька, которого долго держали в клетке, а теперь выпустили наружу. Она в ярости, и эта ярости выходит во время поединков». Разрабатывая стили ведения боя для Библиотекарей, Демианофф ориентировался на актрис, которые играли их роли: Мишель Йео, Анджелу Бассетт и Карлу Гуджино. «Мишель мы предложили попробовать что-то новое, – рассказывает Демианофф. – Она часто снимается в гонконгских фильмах, поэтому зрители привыкли к тому, что она владеет восточными единоборствами. Мы решили раскрыть иные таланты актрисы». Необычную боевую хореографию, которую Демианофф придумал для фильма, по достоинству оценили актеры. «Читая сценарий, я не могла не отметить, насколько оригинальными были боевые сцены, – говорит Карен Гиллан. – Когда Лоран показал нам, какими он видит поединки, я поймала себя на мысли, что никогда ничего подобного не видела. Он смог превратить и без того оригинальную боевую хореографию в нечто поистине уникальное. Все элементы гармонично сочетались в своеобразный стиль, который еще никто из нас не видел, и это было очень интересно». Казалось бы, уникальной боевой хореографии было бы достаточно. Однако Демианофф предложил Папушадо использовать необычный способ съемки. «Первый бой Навот хотел снимать одним продолжительным, широкоформатным кадром, – рассказывает Демианофф. – Подобный длинный кадр требует тщательной репетиционной программы, особенно если актеры сами выполняют свои трюки. Было очень непросто, но у нас подобрались замечательные актеры. Карен, например, невероятно трудолюбива и очень талантлива. У нее хорошая память, и она запоминала в точности все, что и в какой последовательности нужно выполнить. Работать с такими актерами, как Карен, намного проще и приятней».
  • Однако самой сложной для Демианоффа стала кульминационная боевая сцена в закусочной. «Мы снимали сцену со скоростью 240 кадров в секунду, то есть ошибаться было нельзя – это сразу было бы заметно, ведь сцена воспроизводилась в замедленном темпе. Необходимо было до десятой доли секунды просчитать время каждого движения. Актеры должны были полностью подчиняться камере. Обычно оператор следит за действием, а в нашем случае действием дирижировал оператор. Наши актеры, каскадеры в составе 25 человек и специальные эффекты должны были синхронизироваться, а это очень непросто. Нам всем было страшновато, но в итоге мы справились». «На репетицию сцены у нас ушло несколько недель, – вторит Эндрю Рона. – Мы снимали всю сцену одним кадром, работали над ней три дня, и она стала самым впечатляющим моментом фильма. Когда мы все собрались вокруг мониторов, чтобы оценить финальный результат, все 50 человек, не сговариваясь, зааплодировали! Было невероятно приятно, что наши усилия и трудности превратились в такую зрелищную, поистине уникальную сцену. Наша задача – развлекать и удивлять зрителей. Я думаю, что этим фильмом мы справились и с тем, и с другим». «Мы очень много работали над сценой с замедленным действием, в которой зрителям события открываются по частям, по мере развития, – добавляет Папушадо. – У нас в кадре были почти все актеры, 20 каскадеров и статистов. При этом все должны были действовать слаженно, чтобы не нарушить общий единый ритм. Сейчас я могу с уверенностью сказать, что игра стоила свеч». Актеры, сами выполнявшие свои трюки, активно тренировались, разучивая хореографию поединков. Карен Гиллан не стала исключением. «Это была самая сложная в плане физических нагрузок роль и самые сложные боевые сцены, – признается актриса. – Я тренировалась на протяжении всего трех недель, поэтому в голове, конечно же, все перепуталось, и если бы не наши каскадеры, распутать было бы непросто. Мне пришлось немало пострелять – это жестокий фильм. В одной из сцен мне пришлось отбиваться слитком золота. Для меня это было в новинку. Право же, когда еще такое повторится?»
  • «Думаю, зрителей удивит эта картина, потому что в ней динамика боевых сцен сочетается с эмоциональной составляющей, – говорит Гиллан. – Это очень важно, и именно это делает нашу историю такой необычной. Сэм преображается на глазах, одна ночь кардинально меняет героиню. Зрители такого еще не видели и, надеюсь, им понравится наш фильм». «Это фильм-новинка, – вторит актрисе Эндрю Рона. – Вы не будете знать, чего ожидать в новой сцене. Навот целенаправленно стремился к этому, он называет эти моменты «удивлялками». Он стремился постоянно держать зрителя в неведении, в этом фильме вообще не будет ничего ожидаемого, он полон сюрпризов. Словом, это будет замечательное развлечение с попкорном на пятничный вечер». «Мне посчастливилось поработать с замечательными актрисами и настоящими мастерами своего закадрового дела на съемках этого безумного, смешного, зубодробительного фильма, – с улыбкой говорит режиссер Навот Папушадо. – Это настоящий коктейль различных жанров, и мне не терпится дождаться, когда зрители его попробуют!»
  • Оформить подписку