Назад

Долгая дорога домой

The Long Road Home
Развернуть трейлер
Поделиться
6,6
рейтинг ivi
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга

Апрель 2004 года. Группа американских солдат, патрулирующих пригород Багдада, попадает в засаду повстанцев. Неся потери, солдаты укрываются в доме и ждут подкрепления, которое не может к ним прорваться. National Geographic представляет драматический мини-сериал на основе реальных событий «Долгая дорога домой», снятый по бестселлеру журналистки Марты Раддац. Героя событий – генерала Гари Волески, награжденного Серебряной звездой, – сыграл актер Майкл Келли («Карточный домик»). Этот день называют в США «Черным воскресением». 4 апреля 2004 года небольшой взвод американских военных подвергается неожиданной атаке повстанцев в восточном пригороде Багдада Садр-Сити. Восемь солдат погибают, более пятидесяти получают ранения. Находясь под обстрелом превосходящих сил, американцы укрываются в доме перепуганной иракской семьи. К ним экстренно отправляют спасательные отряды, которые, однако, даже не могут прорваться через кольцо ополченцев. Солдатам в Садр-Сити становится всё тяжелее держать оборону, а тем временем их семьи в Америке с ужасом ждут новостей. Военный мини-сериал «Долгая дорога домой» можно посмотреть в нашем онлайн-кинотеатре.

Языки
Русский, Английский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Начальные титры. 20 марта, 2003. Через полтора года после теракта 11 сентября США вторглись в Ирак. Спустя 42 дня президент Буш объявил миссию выполненной, и все крупные военные операции были прекращены. 31 марта, 2004. Первую кавалеристскую дивизию из Форд-Худа, штат Техас, направили в Ирак для выполнения миротворческих функций. Их целью стал бедный пригород Багдада под названием Садр-Сити. Целый год там практически не случалось инцидентов, его называли самым безопасным местом в Ираке.

Лагерь Уор Игл, Садр-Сити. 4 апреля, 2004. Среди американских военнослужащих много раненых, есть погибшие.

Форд-Худ, штат Техас. Двумя неделями ранее. Старший лейтенант Шайн Агуэро зовет домой своих детей, Мину и Элайджи, которые играют в прятки возле военной техники. Вечером Шайну помогает собирать вещи его жена Эмбер. Шайн объясняет своему сыну Элайджи: я как капитан футбольной команды, которая упорно тренировалась. Пришло время сыграть в серьезном матче. Элайжди: ты еще ни разу не был на войне. Шайн: это не настоящая война, я лечу туда, чтобы помогать людям. Эмбер: иногда солдаты бывают нужны и в мирное время. Шайн: ребята в моем взводе – мои друзья, они – тоже моя семья, я должен их защитить. Элайджи злится: ты их любишь больше нас! Надеюсь, ты не вернешься. Сын уходит в свою комнату. Эмбер говорит мужу: пусть позлится, поговоришь с ним утром, когда он успокоится.

Родные провожают военнослужащих в командировку на год. В самолете сержант Эрик Бурквин спрашивает Агуэро: наша задача уже известна? Пока нет, скорее всего, мы будем что-то перестраивать, поправлять.

Садр-Сити, Багдад. 4 апреля, 2004, 16:55. Взвод «Команчи Ред», сопровождающий ассенизаторов, командир старший лейтенант Агуэро. Четвертый день в Ираке. Сидящий за рулем военного автомобиля Джонатан Ридделл не может проехать по улице, которая заполнена людьми. Агуэро советует ему посигналить: они уступят тебе дорогу, забудь о вежливости, это Ближний Восток. Агуэро рассказывает о встрече с начальником местной службы безопасности, его имя и фамилия – Насрула Насри – так его рассмешили, что он не смог с серьезным лицом пожать ему руку. Ведущий наблюдение Эдди Чен докладывает: на крыше аномалия, на 9 часов. Агуэро изумляется: козы? Зачем затаскивать коз на крышу. Переводчик Джассим Аль-Лани поясняет: а где же еще они будут в безопасности? Специалист Карл Уайльд смотрит на работу ассенизаторов: меня сейчас стошнит. Бурквин: не сметь пачкать мою машину! Уайльд блюет в окно. Сержант Джексон ворчит: и это работа солдат – сторожить ассенизаторов? Бурквин обращается к сержанту Бену Хейхерсту: сообщите конвою, что приближается джип – группа поддержки ас-Садра. Демонстранты выкрикивают антиамериканские лозунги, агитируют за Муктаду ас-Садра. Ридделл: почему Муки ас-Садр так на нас злится? Мы что, когда-то сбросили сюда бомбу? Бурквин: нет, район таким сделали сами иракцы. Муки хочет захватить власть, а мы ему мешаем. По рации приходит распоряжение: первая бронетанковая дивизия должна закончить погрузку к 17:45, передача полномочий состоится в 18 часов.

На базе Трой Деноми докладывает командиру батальона подполковнику Гэри Волески: все патрули доложили о единичных демонстрациях против закрытия газеты «Аль-Хафза», но со вчерашними они не сравнятся, похоже, ситуация нормализуется. Волески: отлично, как только передача власти завершится, давайте назначим встречу с местными лидерами, обсудим статус наших проектов и вопросы безопасности. Деноми: воровство – главная проблема бедных районов. Вчера патруль заметил двух мужчин, пытавшихся срезать медные провода с линии электропередачи. А в двух больницах отключились генераторы, их просверлили, чтобы откачать топливо. Беспокоит и тон проповедей в мечетях, усиливаются антиамериканские настроения, звучат призывы остановить оккупацию. Ас-Садр винит нас во всех проблемах и ставит победу в войне в заслугу себе самому. Волески: мы поможем местным жителям, меньше, чем через час, это место станет нашим на год. Все патрули уже вернулись? Деноми: кроме «Команчи Ред» Агуэро.

Агуэро раздает конфеты детям-попрошайкам. Военный врач Педро Гузман осматривает мальчика с больной ногой, промывает и обрабатывает кровоточащую язву. Джассим сообщает Агуэро, что рабочие уходят – их что-то напугало.

Форд-Худ, штат Техас. Руководитель организации «Семьи военнослужащих» Линн Волески обращается в церкви к прихожанам с просьбой собрать припасы для отправки посылок в Ирак. Потом она представляет Джину Деноми, которая присоединилась к их организации. Она пришла с маленьким сынишкой, которого держит на руках. Линн говорит всем родственникам военнослужащих: командировки иногда преподносят неожиданные трудности. Но помните, что вы не одни. Наша организация – одна большая семья. Звоните днем и ночью, мы всегда вам поможем.

Взвод «Уорриор Блю». Рафаэль Мартин пугает своего отдыхающего сослуживца Томаса Янга пауком. Тот вопит: ты труп, Мартин! Роберт Арсиага успокаивает Янга: это же сальпуга, они безобидны. Сержант Роберт Мильтенберг спрашивает Янга: что ты знаешь о войне? Ты когда-нибудь стрелял в человека? Никак нет, сэр. Тогда заткнись. Никакая подготовка тебе не поможет. На войне нет славы, нет героев, только смерть и трупы.

Джассим говорит Агуэро: рабочие просят, чтобы их уволили. На предыдущей остановке к ним подошел мужчина и сказал, что их убьют вместе с семьями. Все, кто работает на коалицию – враги ас-Садра. Бурквин обвиняет Джассима в том, что он не все перевел. Тот добавляет: они сказали, что устали быть мишенями из-за неверных. Я просто не хотел вас обижать. Бурквин требует, чтобы Джассим выполнял свою работу: да, я понимаю по-арабски и буду за тобой следить. Агуэро просит передать бригадиру ассенизаторов, что ему нечего бояться: наши войска его защитят. Джассим переводит ответ: вы не сможете нас защитить, вы вечером вернетесь на базу, а мы здесь живем. С базы приходит распоряжение от Деноми: на обратном пути загляните в бюро ас-Садра, убедитесь, что ничего не назревает.

Патрульные машины миротворцев едут к бюро. Возле мечети Ридделл замечает мужчину с автоматом. Агуэро дает команду разворачиваться. Через переводчика он ведет переговоры с группой вооруженных мужчин: по правилам коалиции вам запрещено владеть оружием. Местные утверждают, что оружие зарегистрировано, оно необходимо для защиты мечети и имама. А кому они подчиняются? Исламскому совету. Агуэро дает распоряжение конфисковать автоматы. Волески уточняет: у них враждебные намерения? Нет. Тогда верните им оружие и напомните о соблюдении правил. Агуэро исполняет приказ и предупреждает: никакого оружия вне стен мечети.

Агуэро спрашивает Эдди Чена, который наверху бронированной машины стоит за пулеметом: а где все? Улицы района пусты. Раздаются выстрелы. Агуэро докладывает по рации: нас обстреляли, похоже, один человек, попробуем его изолировать. Весь патруль попадает в засаду. Начинается перестрелка. Агуэро приказывает Чену спуститься внутрь, а Ридделлу жать на газ. Машина таранит баррикаду. Но остальные автомобили патруля отстают. Агуэро командует: возвращаемся, на двух машинах нет брони. Он приходит к выводу, что противник применил РПГ. Бурквин докладывает, что на его машине поврежден двигатель. А другой автомобиль уперся в баррикаду и застрял. Агуэро: в две машины 19 человек не влезут, нужно найти укрытие, а из поврежденных автомобилей достать все оборудование и рации. Чен ранен, он не дышит. Ему делают искусственное дыхание. Агуэро сообщает на базу: требуется поддержка и эвакуация, солдат ранен, две машины потеряны. Деноми командует: займите оборону и ждите, мы едем. Волески интересуется: где они сейчас? Деноми: не знаю, маячки еще не включились.

Форт-Худ, штат Техас. Двумя неделями ранее. Гэри Волески зовет своего сына Алекса завтракать. Мальчик выходит на кухню: это елка? Но ведь сейчас не Рождество. Отец объясняет сыну: в этом году я не смогу провести Рождество с вами, поэтому решил отпраздновать его заранее. Он вручает Алексу подарок. Тот снимает упаковку: ух ты! Линн говорит: опять машинки. Алекс счастлив. Линн приглашает мужа и сына за стол, просит Алекса прочесть молитву. Тот обращается к богу: защити моего папу в Ираке.

Линн провожает мужа в командировку, она говорит, что Алекс пообещал в отсутствие отца стричь газон: ты – его герой. Гэри: а мой герой – ты, с тобой мне не о чем волноваться. В расположении части Янг знакомит командира со своей матерью. Та спрашивает: почему мой сын едет в Ирак, пока террористы сидят в Афганистане? Он едет туда, куда его послало американское правительство, нам приказали отправляться в Ирак. Зачем? Чтобы у нас бензин подешевел? Волески: в Садр-Сити больше двух миллионов человек жили под властью диктатора 24 года, мы можем подарить им лучшее будущее. Женщина просит подполковника: пожалуйста, верните моего ребенка домой живым. Тот говорит: я вам обещаю, это мой долг.

Взвод Агуэро врывается в дом. Они хватают и связывают двух мужчин – отца и сына. Мать держат под прицелом, требуют от нее сказать, сколько человек находится в доме. В одной из комнат американцы обнаруживают перепуганную беременную женщину, отводят ее к другим членам семьи. Сторожить хозяев дома поручают Деррику Перри. С крыши дома открывается хороший обзор, там решено вести наблюдение за происходящим снаружи. Волески запрашивает координаты взвода. Агуэро докладывает: перестрелка началась к северу от мечети рядом с бюро ас-Садра, не знаю, где мы находимся сейчас, мы свернули в переулок и остановились. Необходимо срочно эвакуировать раненого солдата – Чена. Волески говорит, что помощь скоро прибудет. Гузман осматривает Чена: пуля вошла между четвертым и пятым ребром, минимум одно легкое пробито, его нужно интубировать. Он начинает проводить реанимационные мероприятия, чтобы заставить раненого бойца дышать. Джассим ему помогает.

На базе Деноми сокрушается: это я их послал в бюро Садра. Волески: не вини себя, повстанцы приурочили атаку к смене власти, любой наш взвод мог там оказаться. Необходимо эвакуировать людей и машины, но у нас нет тяжелого вооружения и брони, только несколько БМП. Капитан Дилан Рандаццо предлагает привлечь к операции 37-ой танковый батальон. Их командировка уже закончена, они готовятся к отправке в Кувейт. Волески: свяжись с их командирующим, танки пойдут впереди, а мы отправим два конвоя. Первый спасательный отряд встретится с Крусейдерами и, даст бог, эвакуирует взвод. Деноми вызывается возглавить первый отряд. Волески соглашается: а я поведу второй, мы выйдем на 15 минут позже. Он отмечает на карте место встречи: а пока путь танки прорвут оборону противника. Пусть колонны солдат собираются, мы вернем наших ребят домой.

Командир танкового батальона докладывает по рации: мы уже сдали боеприпасы для пушки, но будем стрелять из люков, если придется. Отряд быстрого реагирования выезжает, мы свяжемся с вами по пути.

Хейхерст говорит Бурквину: мы нашли путь на соседнюю крышу. Тот замечает, что врагов поблизости не видно: может, они ушли? Нет, просто меняют позицию. Хейхерст и Уайльд отправляются за боеприпасами в машину.

Попытки интубировать Чена заканчиваются неудачей. Гузман говорит, что в легких у Чена кровь. Он скончался. Бурквин набрасывается на Джассима: что ты с ним сделал? Тот оправдывается: я хотел помочь. Это подтверждает Гузман. Бурквин не унимается: засаду хорошо спланировали, те люди в мечети обо всем знали, кто-то сообщил им о наших передвижениях, обычно этим занимаются переводчики. Агуэро пытается погасить конфликт, он спрашивает Джассима: ты информатор? Нет, сэр. А смерть Чена – это твоя вина? Я ему помогал, сделал все, что смог. Агуэро говорит своим подчиненным: ребята, этот человек был со мной в машине, в него стреляли, как и во всех нас, и он пытался спасти Чена. Гузман добавляет: его уже никто не смог бы спасти. Агуэро: если вы хотите вернуться на базу без потерь, вам придется работать всем вместе. Перенесите оставшиеся боеприпасы на крышу. Сержант Бурквин, это приказ! Бурквин вынужден извиниться перед Джассимом, Агуэро посылает его в дом: найди Перри, ему не помешает переводчик.

Форд-Худ, штат Техас. Возле церкви к Линн Волески подходят Люпита Гарза и Энджел Муноз: мы услышали о происшествии в Садр-Сити, по радио обсуждают какую-то засаду. Линн успокаивает женщин: не будем спешить с выводами, во время командировок всегда ходят слухи, которые редко оказываются правдой. Я уверена, что все в порядке. А если это все-таки правда? Линн звонит командиру тылового подразделения Дексеру Джордану. Тот сообщает, что о нападении в Садр-Сити ничего не известно. Линн говорит жене и сестре военнослужащих: у них миротворческая миссия, с ними все будет в порядке, за двадцать лет службы мой муж не потерял ни одного солдата.

Агуэро плачет над телом Чена. Дружище, я не знаю, верил ли ты в бога, мы с тобой об этом никогда не говорили. Но если ты не против, я прочту небольшую молитву. Агуэро просит Господа принять в свои объятия Эдди Чена, открыть погибшему солдату ворота в рай.

Старший из мужчин семейства занятого американцами дома, Алим, спрашивает Джассима: сынок, что произошло? Они потеряли товарища. Алим: мне жаль их всех, но теперь они понимают, каково нам. Мы стольких потеряли в этой войне. В разговор ступает сын Алима Эссам: а они нас жалели? Он обращается к Джассиму: почему ты работаешь на них? У меня на это свои причины. Думаешь, американцы защитят тебя? Ты никогда не станешь для них своим. Джассим задает встречный вопрос: если ты их так ненавидишь, то почему не сражаешься? Алим: я запретил. Я всегда буду благодарен американцам за освобождение от Саддама Хусейна. Когда сносили памятник ему, я впервые почувствовал надежду на мир. Ассам: но мы получили не мир! Пролилось еще больше крови. Пока американцы здесь – так и будет. Почему нами должны править они или европейцы, а не один из нас? Перри интересуется у Джассима: о чем он говорит? Жалуется, что связали.

Агуэро в бинокль осматривает окрестности с крыши, видит брошенные машины. Бурквин сообщает: мы вытащили из них все оборудование и рации, враг ничего не получит. Агуэро говорит, что машины послужат ориентиром для спасателей: минарет видно издалека, а машины укажут на наше местоположение. Я понимаю, что ты расстроен из-за Чена, но здесь не все враги. Для солдат ты служишь примером, я должен быть уверен, что ты сможешь работать с Джассимом. Бурквин говорит, что он все понял. Ридделл замечает в прицел снайперской винтовки молодую девушку, которая машет ему рукой из проема между соседними домами. Потом из-за ее спины выскакивает мужчина с автоматом и открывает огонь. Агуэро приказывает снять автоматчика. Ридделл прицеливается, стреляет, попадает мужчине прямо в голову, тот падает замертво. Бурквин хвалит Ридделла за меткий выстрел.

Жена говорит Алиму: все как в прошлый раз. Тот ей возражает: нет, эти солдаты другие, я это чувствую.

Первый спасательный отряд, взвод «Команчи Уайт». Волески говорит: Крусейдеры в пути, доложите наш статус. Деноми: мы почти готовы, но опасения вызывает броня, у нас только четыре БМП, по два на колонну. Волески: с танками этого хватит, тактические автомобили будут в хвосте колонны. Деноми: не хватает раций. Волески: отдайте приказ командирам поддерживать постоянный визуальный контакт с колонной.

Второй спасательный отряд, взвод «Уорриор Блю». Мильтенберг замечает в руках у Янга книгу: что это? Военная поэзия. Мильтенберг: единственное, на чем вы должны сосредоточиться, это прикрытие своего сектора. Потеряете бдительность, начнете играть в героя – вам конец. Когда сержант отходит, новички называют его сумасшедшим. Янг говорит: меня беспокоит, что придется выполнять его приказы.

Волески сообщает по рации Агуэро, что за раненым скоро прибудут. Агуэро докладывает, что Эдди Чен умер. Волески: мне очень жаль, продолжайте готовиться к эвакуации. Закончив сеанс связи, он говорит Деноми, что обещал родителям Чена вернуть их сына домой живым. Подходит Рандаццо: вы нужны в командном пункте, у нас проблемы. Агуэро сообщают, что на танковый батальон напали. Погиб сержант Митчел, есть двое раненых. Волески отдает приказ танкам отступать для эвакуации раненых.

Джина Деноми и Линн Волески гуляют с детьми. Джина спрашивает: как Алекс с этим справляется? Линн: он знает, что папа помогает людям в другой стране, но еще не понимает, почему отец так редко бывает дома. Линн признается, что их сын родился недоношенным, врач сказал, что ребенок не доживет до утра. Но Алекс боролся, он выжил. Мы с Гэри тогда решили ценить каждый день его жизни. Джина считает, что их еще слишком мал, чтобы скучать по папе. Но я боюсь, что Трой вернется из Ирака другим, я слышала столько историй о мужчинах, которых изменила война. Линн: с Гэри он в хороших руках, а бог посылает нам испытания по силам.

Рандаццо говорит: наш человек в полиции сообщил, что все участки захватили отряды ас-Садра. Напавшие на Крусейдеров были в форме, захвачен весь город, больше никого не осталось – только мы. Волески: выступаем немедленно, времени ждать нет, Крусейдерам понадобится время, чтобы вернуться в бой. Он просит узнать имя убитого сержанта Митчела и его адрес.

Хейхерст вспоминает, что в первый день командировки он видел на улице машину с трупом внутри. Судя по всему, он пролежал там уже пару дней, а никто даже не остановился. Уайльд: может, все уже привыкли, люди здесь каждый день умирают. Ридделл: к черту их! Мы за ними убираем, а они злятся. Уайльд: мы вторглись в их страну и захватили ее. Ридделл: чтобы избавиться от Саддама Хусейна, он угнетал их. Уайльд: смерть по сравнению с жизнью тут – рай. Ридделл: да, они молодцы, сделали меня убийцей. Раздается взрыв. Находящиеся на крыше бойцы видят, как горят брошенные ими машины. Вокруг них ликуют повстанцы, палят из автоматов в воздух.

Волески надевает бронежилет. К нему приходит Рандаццо, сообщает информацию о погибшем сержанте Митчеле. Волески произносит короткую молитву за упокой Чена и Митчела: пусть они станут последними павшими в этой битве.

Пред отправкой спасательных отрядов Волески просит капеллана лагеря помолиться за всех них.

Знаете ли вы, что

  • На самом деле съемки проходили в Форт-Худе, штат Техас, весной 2017 года. Форт-Худ является штаб-квартирой 1-й кавалерийской дивизии. Действия сериала происходят в различных местах, в том числе в районе Паттон Парк. С другой стороны, «иракские» сцены также создавались в Форт-Худе, только потребовалось использовать немного больше декораций. При создании сериала в качестве статистов были приглашены настоящие солдаты, которые до сих пор несут службу. Кроме того, многие непрофессиональные актеры являются детьми или супругами военных.
  • В определенный момент сериала есть сцена с управлением вертолетом «MEDEVAC». В кабине и за штурвалом сидели реальные представители подразделения «Dustoff», которые принимали участие в миссии 2004 года. Например, медик и начальник экипажа из этой сцены не актеры, а солдаты.
  • Сериал является экранизацией книги Марты Раддац.
  • Оформить подписку