Назад

Фильм Штурм Белого дома

White House Down
Развернуть трейлер

Рекомендуем смотреть онлайн фильм «Штурм Белого дома», очередной боевик от мастера жанра режиссера Роланда Эммериха («День независимости», «2012», «Послезавтра»). Эммерих умеет создавать картины глобальных катастроф: небоскребы превращаются в руины, машины, как игрушки, разлетаются от взрывов, в небе кувыркаются вертолеты, подбитые взрывной волной, - все это есть и в фильме «Штурм Белого дома». Главный герой фильма Джон Кейл (Ченнинг Татум) работает в полиции, его высоко ценят коллеги и начальство. Однажды его приглашают на новую работу. Ему предлагают служить в штате личной охраны президента США в Белом доме. Это высшее достижение для простого полицейского, и Джон, посоветовавшись с дочкой, соглашается на новую должность. Накануне первого рабочего дня на новом месте, Джон приводит свою дочь в знаменитую резиденцию, где ему предстоит работать, на экскурсию. В день экскурсии боевики нападают на Белый дом, взрывают половину здания. Путь к отступлению отрезан. Джон бросается спасать дочь. Кроме того, он как офицер полиции обязан участвовать в обороне Белого дома и защищать президента США. Оставшись один на один с боевиками Джон держит удар…

6,2

Рейтинг показывает сильные стороны фильма

Об ivi.рейтинге
КиноПоиск 6,6
6,2
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга
Подробнее об ivi.рейтинге
КиноПоиск 6,6
недостаточно данных для вывода расширенного рейтинга
Языки
Русский, Английский
Субтитры
Русский
Максимальное качество

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

Сюжет

Осторожно, спойлеры

Получить толковую работу сотруднику охраны Капитолия Джону Кейлу мешают безалаберность и отсутствие дипломатических черт. Он больше не герой в глазах дочери, которая ведет свой блог и мечтая взять интервью у самого президента Сойера. Кейла приглашают на собеседование в Белый дом – шанс, который нельзя упустить, чтобы не случилось. Даже нападение.

Спустя считанные минуты после атаки выясняется, что организатор – Мартин Уокер, начальник охраны президента, мстящий за погибшего на войне сына. Под его началом обиженные правительством ветераны и анархисты, ищущие президента. А пока тот под прикрытием Кейла пытается сбежать на бронированном лимузине, хакер террористов из президентского бункера взламывает систему NORAD.

Наблюдавшие отчаянную погоню по лужайкам Белого дома журналисты видят взрыв и объявляют президента погибшим. На борту лайнера над Вашингтоном срочно приводят к присяге вице-президента, но зенитная ракета по команде хакеров уже настигает цель. Большая часть высшего руководства страны убита, власть переходит к спикеру палаты представителей Элаю Раферсону. И тот отдает приказ о бомбардировке Белого дома, чтобы уничтожить террористов вместе с уже полуразрушенным зданием.

Между тем в нем происходят сразу две баталии – Уокер, взяв в заложники Эмили, вынуждает Сойера активировать ядерный чемоданчик, а Кейл с вожаком террористов самозабвенно выбивают из друг друга дух. С трудом, но враги оказываются повержены, а девочка попадает в прямой эфир – размахивая государственным флагом на лужайке, она в последние секунды останавливает авиаудар. По свежим следам вычисляют, что главный злодей – Раферсон, затевавший большую войну. Джон Кейл принят в команду охраны президента и убывает выздоравливать в госпиталь.

Знаете ли вы, что

  • Декорации использовались лишь для имитации интерьеров помещений, а все прочее – гигантская компьютерная модель, копирующая Белый дом и все объекты вокруг на площади несколько кв. км, вплоть до каждого куста.
  • Для строительства декораций прибегли к услугам 16 художников, 45 скульпторов, 32 профессиональных декораторов и мини-армии плотников численностью до 300 человек. Чтобы разместить все созданные ими объекты, пришлось арендовать абсолютно все павильоны монреальской киностудии Mel’s Cite du Cinema.
  • Было целенаправленно построено две копии Овального кабинета – в одной снимались сцены с диалогами, а вторую каскадерам позволили разгромить во время боевых эпизодов.
  • Футболка героя Татума – прямая отсылка к одежде киногероя Джона Макклейна, больше известного как «Крепкий орешек».
  • Достаточно редкий для Голливуда случай, когда и оба положительных героя, и оба отрицательных в фильме являются американцами.
  • Во время экскурсии гид озвучивает, что они сейчас находятся в той части Белого дома, что была взорвана в фильме «День независимости». Его режиссером, как и этого фильма, является Роланд Эммерих.
  • Для съемки сцен с президентским лимузином было создано три подвижных копии. Изначально скульпторы, соблюдая каждую мелочь, вырезали из огромного куска пенопласта макеты идентичного размера. Они послужили основой для отливки полых корпусов из стекловолокна, которые затем разместили на удлиненное шасси Suburban. В движение псевдоавтомобили приводят двигатели LS1 Corvette.
  • Фильм студии Columbia Pictures – новый боевик режиссера Роландом Эммерихом. В его послужном списке можно найти такие блокбастеры, как "День независимости", "Послезавтра", "2012" и "Аноним", собравшие в мировом прокате в общей сложности более $3 млрд. Действие фильма происходит на территории одного из самых узнаваемых мест на планете, которое знакомо Эммериху не понаслышке. «Если честно, я до последнего момента сомневался – неужели мне снова позволят посягнуть на Белый Дом? – смеется человек, с подачи которого пришельцы разбомбили здание в "Дне независимости", а борт №1 серьезно пострадал во время катаклизма в фильме 2012. – Впрочем, куда важнее для меня было рассказать историю с сильными персонажами, с необычным стилем повествования, комбинируя элементы динамичного боевика и захватывающего политического триллера». «Очевидно, Роланд любит забавляться с символизмом и достопримечательностями, – говорит продюсер Брэдли Дж. Фишер. – Если посмотреть на линейку снятых им фильмов, любой без труда отметит, что это – крупномасштабные блокбастеры, события которых разворачиваются в мировом масштабе. Да, он дважды разрушал Белый Дом. Но это событие никогда не было ключевым в фильме, оно лишь помогало развить историю».
  • Главный герой фильма – солдат запаса Джон Кейл в исполнении Ченнинга Татума. После мучительного развода он пытается собрать свою жизнь по кусочкам. Особенно это касается его взаимоотношений с дочерью. «Кейл уже несколько лет пытается разобраться в себе, – объясняет актер, – но у него ничего не получается. У него доброе сердце, и он всегда хотел быть в глазах своей дочери настоящим героем. Со временем он начинает понимать, что прошлые ошибки совершенно не соответствуют облику героя. Поэтому у него рождается незамысловатый план: «Моя девочка восхищается президентом. Если уж я не могу стать ее героем, то хотя бы попробую защитить ее кумира?»» «В начале фильма он может показаться куда лучшим другом, чем отцом, – продолжает Татум. – Он не силен в детских играх, и он далеко не тот, к кому детвора спешит обратиться за советом. Но когда веселье заканчивается, он – именно тот, кого хотелось бы видеть рядом, потому что он побывал в таких передрягах, что ему очевидно можно доверять в опасной ситуации». «Эта история отчасти описывает становление героя, – говорит Клозер. – Ему нужно добиться чего-то в глобальном масштабе (в нашем случае – спасти мир) и добиться чего-то в локальном (разобраться в себе). Внутренняя история нашего героя построена на отношениях с его дочерью».
  • Компанию Татуму составил Джейми Фокс – ему досталось амплуа президента Сойера. По словам Фишера, кастинг актера на эту роль был очень важен для всего фильма в целом. «Мы хотели найти актера на роль президента, который мог бы несколько разрядить обстановку, – объясняет продюсер. – Он должен был быть достаточно убедительным на столь значимом посту, но при этом в его игре должны были проскальзывать и комедийные нотки. Не очевидные шутки и гэги, а просто какие-то забавные моменты, которые могли бы немного снизить накал страстей. В каком-то смысле Кейл и Сойер стали классическими кинематографическими партнерами. Именно поэтому Джейми просто идеально подошел на эту роль. В конце концов, американские киноакадемики не даром оценили его способность к перевоплощению. Кроме того, они с Ченнингом сразу нашли общий язык. То, как они играли в паре, нам более чем понравилось. Дуэт Ченнинга и Джейми сделал фильм не только захватывающим, но и веселым».
  • О 46-м президенте Соединенных Штатов Фокс говорит, что он «человек, который готов пойти на все, чтобы защитить Америку. Он отлично понимает, что современный президент США ни в коем случае не должен недооценивать угрозы. Не зная своих врагов и не умея вступить с ними в диалог, можно подвергнуть смертельной опасности не только сограждан, но и весь мир». Эммерих говорит, что Вандербилт описал президента Сойера, как необычного антипода Кейла. «До выборов у Сойера была довольно внушительная программа, – говорит Эммерих. – Когда же он все же получил этот высокий пост, понял, что все не настолько просто, насколько ему казалось. Сойеру приходилось тратить невероятное количество времени на политику, откладывая многие другие дела в долгий ящик. И если у Кейла была цель впечатлить свою дочку и самоутвердиться, то у Сойера цель куда более возвышенная, в буквальном смысле слова. Он хочет сделать что-то поистине президентское, что-то «линкольнское». Он хочет, чтобы его помнили великим президентом. В этом немаловажная комедийная составляющая фильма: по мере развития сюжета бывший солдат препирается с главнокомандующим армии США».
  • Фишер привел в проект своих коллег из компании Mythology Entertainment – Джеймса Вандербилта и Лаэту Калогридис. Только в тот момент выяснилось, что Вандербилт в тайне от всех работал над сценарием к этому фильму. «Помню, Джеймс мне сказал: «Я некоторое время работал над одним проектом. Он пока не закончен, но я хочу, чтобы ты взглянул на него», – вспоминает продюсер. – Я пробежал глазами по сценарию и сказал ему, что он просто сумасшедший, что держал это в секрете. Материал был просто невероятно хорош. Мы разослали сценарий по студиям и не успели оглянуться, как были буквально завалены предложениями о сотрудничестве. Мы решили начать работать с Sony, и уже через 48 часов мы сидели с Роландом Эммерихом и обсуждали детали предстоящей работы над фильмом». «С самого начала работы над этим фильмом, я хотел написать сценарий боевика на подобии тех, на которых вырос, – говорит Вандербилт. – Что-то типа «обычный человек в чрезвычайной ситуации открывает в себе скрытые резервы». Лично мне было очень интересно включить в сюжет Белый Дом. Это – одна из самых известных построек на планете, и все же для многих она остается величайшей загадкой. В каком-то смысле интерьер Белого Дома просто создан для остросюжетных триллеров, поскольку любое появление этих комнат на экране символизирует для многих зрителей некое таинство».
  • По словам сценариста Эммерих был идеальным режиссером для этой картины. «Одним из самых правильных и судьбоносных решений для успеха этого фильма стало решение о приглашении Роланда в режиссерское кресло, – убежден Вандербилт. – Он понимает на интуитивном уровне, как сделать фильм масштабным, взрывным и захватывающим, но при этом – на вполне ограниченной локации. В первую очередь и на протяжении всей работы над фильмом он акцентирует свое внимание на истории, на эмоциональных взаимосвязях персонажей. Мне кажется, этого в Роланде не видит никто – он очень эмоциональный режиссер. Все истории, которые легли в основу его фильмов, базируются на эмоциях. Взять хотя бы "день независимости" или "Послоезавтра". Оба этих фильма о людях, которые пытаются наладить отношения с близкими на фоне глобальной трагедии. Когда мы работали над фильмом, он постоянно задавался вопросом: «Чего хочет Кейл в той или иной ситуации?» А для Кейла на первом месте всегда стояли его отношения с дочерью». «На съемочной площадке Роланд всего 5% времени уделяет разговорам о масштабности съемок, а 95% он обсуждает то, чем движимы персонажи под воздействием обстоятельств, что герои из себя представляют, какова история их жизней, к чему они стремятся, кем они хотят быть», – утверждает Клозер. Он также отметил, что фильм позволил таланту Эммериха раскрыться в полной мере. «Я всегда поражался его мастерству композиции и детализации, – продолжает продюсер. – Когда видишь отснятый материал, начинают проступать многогранность и глубина повествования. Хотя в этом немалая заслуга и нашего оператора Анны Ферстер. Наш боевик получился красивым. Я бы даже рискнул предположить, что настолько красивого фильма я никогда раньше не видел».
  • Отчасти красота зависела от третьего главного героя фильма, чье имя попало даже в название. Готовясь к съемкам фильма, Эммерих и его команда приложили все усилия, чтобы показать резиденцию американского правительства максимально реалистично. «Белый Дом стал настоящим героем фильма, – считает режиссер. – Попадая внутрь, тебя охватывает непередаваемое чувство. Во многих странах есть президентские дворцы. Однако президенты в них по большей части не живут, название построек давно не отражает истинное предназначение. Америка в этом плане уникальная страна – Белый Дом принадлежит народу, но в нем живет президент». «Учитывая все вышеизложенное, мы решили: «Надо показать Белый Дом настолько реалистично, насколько только возможно», – продолжает Эммерих. – Нам пришлось провести серьезное исследование, но в итоге это было увлекательно и познавательно. Разумеется, что-то нам приходилось додумывать, руководствуясь лишь элементарной логикой. В конце концов, в Белом Доме есть комнаты, в которых никогда не ступала нога фотографа. О каких-то помещениях мы знаем лишь понаслышке. Но в целом интерьеры здания максимально приближены к реальным».
  • Чтобы достигнуть упомянутого уровня реализма, продюсеры обратились за помощью в компанию McLarty Associates, сотрудник которой Ричард Клейн выступил одним из главных консультантов по вопросам, связанным с Белым Домом. Компания была основана Томасом Ф. МакЛэрти III, который выполнял функции руководителя аппарата президента Клинтона. В McLarty Associates работает команда профессионалов, специализирующихся на изучении международных рынков. Одно из подразделений компании McLarty Media занимается индустрией развлечений вообще и кинематографом в частности. Сотрудники выступают консультантами по международным вопросам, помогая кинокомпаниям, режиссерам, продюсерам и сценаристам. «В работе над фильмом неоценимую помощь нам оказывало множество людей, далеких от кинематографа, – говорит Клейн. – В их числе – бывшие сотрудники Белого Дома, помощники президента, конгрессмены, национальная гвардия и военные чиновники. Словом, все, кто так или иначе бывал в Белом Доме. Несмотря на то, что сюжет истории вымышленный, место, где происходят события, вполне реально. Оно функционирует по особым правилам, в нем сложилась некая уникальная субкультура.
  • Продюсеры фильма хотели, чтобы все это было максимально приближено к реальности, поскольку это сделало бы и саму историю более правдоподобной. Когда готовились съемки сцен, в которых обустройство Белого Дома каким-то образом влияло на развитие событий, продюсеры были особенно щепетильны. Их цель заключалась в том, чтобы люди, бывавшие в Белом Доме и посмотревшие фильм, могли сказать: «Они и вправду хорошо подготовились!» На что люди, которые никогда не были в Белом Доме, могли бы ответить: «Правда что ли?! Так ведь это же здорово!»». По словам Клейна в работе над фильмом у кинематографистов могло возникнуть множество вопросов. Как выглядят компьютерные терминалы в Белом Доме и что можно увидеть на экране при включении питания? Какие значки должны быть на лацканах пиджаков конгрессменов, чтобы охрана узнала в них представителей Конгресса? Как общаются военные и политики? Как поведет себя полиция, если толпа начнет штурм Белого Дома – кто будет отвечать за операцию, по какому сценарию будут развиваться события, в какую униформу будут одеты полицейские и на каких средствах транспорта будут передвигаться? Что из себя представляет круглосуточная охрана Пентагона? Что должно быть написано на стикере машины героя Ченнинга Татума? Каковы взаимоотношения Секретной Службы и полиции Капитолия? На все эти вопросы продюсеров отвечал сам Клейн и его команда. «Мы целую неделю занимались одними только идентификационными бэджами, которые надевают люди, заходящие в Белый Дом, – вспоминает Клейн. – Мы выясняли, доступ к каким помещениям открывает тот или иной тип бэджей и много чего еще. При этом мы должны были соблюдать осторожность, чтобы не подвергнуть Белый Дом опасности, разглашая секретную информацию. Ни одна мелочь не осталась без внимания». С той же скрупулезностью консультанты выясняли детали культурных реалий Белого Дома. «В фильме будут сцены, раскрывающие традиции Капитолия и Белого дома, отношения между спикером палаты представителей США и президентом, – говорит Клейн. – Многие из нас работали над реалистичностью диалогов, социального этикета и взаимоотношений, реалистичностью последовательности событий. Все это тоже было очень важно кинематографистам».
  • Главный герой истории фильма – Джон Кейл, бывший военный, работающий в полиции Капитолия. Он пытается наладить отношения с отдалившейся от него дочерью, хотя в начале фильма эта задача кажется ему совершенно неразрешимой. Его заявление о приеме в Секретную Службу только что завернули – несмотря на героическую карьеру, руководство сочло, что он пока не готов охранять президента. Впрочем, это положение вещей изменится в одночасье. В тот самый день, когда Кейл привел дочку на экскурсию в Белый Дом, здание взяла в осаду неизвестная, но очень хорошо вооруженная группа. Кейл, похоже, единственный, кто может защитить президента. «Это – отличная мотивация для главного героя, – говорит продюсер Харальд Клозер. – Он страстно хочет защитить президента, отчасти потому, что этого очень хочет и его дочь. Президент – ее герой. Однако представитель Секретной Службы во время собеседования дает понять, что Кейл не готов пока к столь почетному назначению. Работу он не получает. Когда же Белый Дом оказывается в осаде, ему представляется шанс спасти дочь, президента и весь мир в придачу. За весь фильм Кейлу приходится раз двадцать доказывать на деле, что он заслуживает чести служить в Секретной Службе». «Единственное, о чем действительно беспокоится Кейл, так это о восстановлении отношений с дочерью, – уточняет Татум. – За свою жизнь он пытался убежать от многих проблем. Теперь же, несмотря на то, что он уже не убегает, а пытается решать проблемы, он не может отделаться от ощущения, что его поезд уже ушел. И если требуется спасти лидера всего свободного мира, чтобы вновь заслужить любовь и уважение своей дочери, то именно это он и намерен сделать». «Кейл – обычный парень, – высказывает Эммерих свою точку зрения. – Он – один из тех, кто хочет все делать правильно. Но что бы он не делал, это, увы, выходит ему боком. Затем по сюжету происходит катастрофа, и он получает еще один шанс проявить себя. У него очень хорошая мотивация, но и препятствий на его пути будет немало».
  • Отчасти Татум согласился на роль в фильме, узнав, что режиссерское кресло займет Роланд Эммерих. «Не упомню, чтобы так классно проводил время на съемках, – признается актер. – Одна из съемочных смен начиналась в пять часов утра. День был невыносимо долгий, но Роланд всех заряжал энергией, которая у него, кажется, никогда не заканчивается. Он вел нас за собой, и мне это безумно нравилось». Эммерих с удовольствием вернул комплемент – предложение поработать с Ченнингом Татумом стало последним кусочком паззла, необходимым режиссеру для подписания контракта. «Когда мы встретились, я сразу понял – либо я буду снимать фильм с ним в главной роли, либо не буду снимать фильм вовсе, – признается Эммерих. – В нем сосредоточены все качества нашего героя. Он миловиден, но при этом в нем чувствуется настоящая мужская сила. Он умен, у него отличное чувство юмора и здоровые амбиции». «В Ченнинге собрались все самые лучшие качества, делающие его идеальным Кейлом, – вторит режиссеру Фишер. – Он очередной раз доказал, что не зря носит титул кинозвезды. Помню, как мы с Роландом обсуждали его встречу с Татумом. Роланд тогда сказал: «Он – именно тот парень, которого мы искали. И это не обсуждается»».
  • Вандербилт называет Татума «парнем, в котором чувствуется уверенность, с хорошим чувством юмора, достаточно самоуверенным, отчасти может быть чересчур самоуверенным и даже надменным». Однако Татум подошел для роли не только благодаря этим качествам характера, но и благодаря своей физической подготовке. Амплуа Джона Кейла требовала от актера довольно многого в этом отношении, но Татум был готов принять этот вызов и многие трюки выполнял сам. «Слушайте, что бы вы хотели видеть на экране в сцене, когда герой выпрыгивает из окна, разбивая стекло? – задает Татум риторический вопрос. – Лицо актера или каскадера, который в последний момент поворачивается к камере затылком?» Разумеется, безопасность превыше всего. Но актер настаивал на том, чтобы выполнять как можно больше своих трюков самому. «Через фальшивое стекло прыгать совсем не больно, – объясняет он. – Это – один из тех трюков, выполняя которые я ничем не рискую. Если риска нет, а мне весело, то почему бы не сделать это?» «Когда мы готовились к съемке первого трюка, он заявил: «Слушайте, я хочу сделать этот трюк сам», – вспоминает Эммерих. – Я был удивлен, но подумал, что можно попробовать. Я видел Ченнинга в таких фильмах, как "Шаг вперед" и "Супер Майк", и могу сказать, он отлично танцует. У танцоров очень хорошо получаются трюки, потому что они полностью контролируют свое тело». Джейми Фокс в роли президента Джеймса Сойера оказался в самом эпицентре захватывающих событий фильма. «Это очень сложная роль, – считает Вандербилт. – С одной стороны президент США должен быть серьезным, но с другой стороны роль подразумевала и комические моменты. Актер должен был быть хорошо подготовлен физически, в какой-то момент разряжать обстановку, потом, наоборот, накалять ее. Зрители должны поверить в то, что такого человека могут избрать в президенты. Ну и кроме всего прочего, он должен был составить хороший дуэт с Ченнингом. Джейми был идеальным выбором, отвечавшим всем этим требованиям». «В критической ситуации президент вынужден пересмотреть свои взгляды на общемировую политику, – объясняет Фокс. – Он понимает, политика карающего меча не всегда является наилучшей. В фильме будет определенная политическая подоплека, но не слишком навязчивая. В картине показывается работа супергероя нового поколения, если можно так сказать. Садитесь в кресло, расслабьтесь и наблюдайте за тем, как офицер Джон Кейл в исполнении Ченнинга Татума спасает мир».
  • Работа с Роландом Эммерихом стала для Фокса настоящим откровением. «Я сам задумываюсь о режиссерской карьере, – признается актер. – Поэтому я постоянно удивлялся: «Ну и ракурс! Как он собирается снимать сцену под таким углом?» Мне довелось понаблюдать за Роландом за работой, посмотреть на мониторы из-за его плеча, пробежаться глазами по его заметкам. Это было невероятно. Но при этом он отлично умеет работать с актерами. Он позволял нам работать в своих зонах комфорта, прислушивался к нашим идеям, а затем комбинировал наши сильные стороны так, чтобы это можно было использовать в фильме. И только если ты слишком отдалялся от заданного курса, он возвращал тебя назад».
  • Джону Кейлу и президенту Сойеру в противостоянии безжалостным наемникам помогает опытный специальный агент Кэрол Финнерти, которую играет Мэгги Джилленхол. В начале фильма Финнерти завернула заявку Кейла на вступление в Секретную Службу, но тут все не так просто. «Много лет назад у наших героев был сумасшедший роман, – объясняет Джилленхол. – Это было давным-давно, но такую любовь не так-то просто забыть. Теперь он вновь появляется в ее жизни – она проводит собеседование по поводу работы. Он по-прежнему безумно красив и желанен. И у нее по-прежнему замирает дыхание от одного взгляда на него. Но все это не может изменить ее решения о том, что он пока не годится на должность агента Секретной Службы». Джилленхол считает, что сильная сторона характера ее героини состоит в том, что она знает, когда стоит придерживаться строгих правил, а когда доверять интуиции. «Она действительно хорошо справляется со своей работой и только потому, что всегда следовала протоколу, но только не тогда, когда протокол грешил против здравого смысла, – говорит актриса. – Она верит в непогрешимость системы, и именно поэтому отклоняет заявление Кейла. Однако когда она видит, что руководители принимают очевидно нерациональные решения, берет контроль над ситуацией в свои руки, что в принципе ей не свойственно. Но в этой ситуации она представляет собой голос разума».
  • Джейсону Кларку досталась роль отставного военного Эмиля Штенза, который руководит группой террористов. «Он бывший сотрудник Специальной Службы, – рассказывает Кларк о своем герое. – Он побывал во многих горячих точках, выполняя различные задания, и после увольнения в запас стал наемником. Ему предложили заманчивое задание, от которого наемнику трудно отказаться – захватить Белый Дом, похитить президента США и заработать внушительную сумму денег». «Больше всего на съемочной площадке меня впечатлила работа Роланда, – говорит Кларк. – Он хотел сделать фильм интересным и захватывающим, но при этом это должна была быть драма, зрители которой могли отождествлять себя с героями. Роланд всегда готов помочь, если кто-то нуждается в помощи. Он знает как рассказывать истории и знает как снимать фильмы».
  • Джои Кинг сыграла роль Эмили, дочери Кейла. Их непростые отношения с отцом были подвергнуты еще большему испытанию, когда во время штурма Белого Дома они теряю друг друга в суматохе. «В начале фильма родители моей героини разводятся, и она очень обижена на отца, – объясняет Кинг. – Именно поэтому он берет ее с собой на собеседование в офис Секретной Службы и покупает ей билет на часовую экскурсию по Белому Дому – он знает, что ее интересует все, что так или иначе касается политики, и надеется, что турне по резиденции президента ей понравится. Так и получается – Эмили вне себя от счастья. Однако потом начинается штурм и они теряют друг друга – собственно весь фильм рассказывает об их взаимоотношениях. Он пытается вернуть ее расположение. По мере развития сюжета Эмили понимает, насколько он ее любит, и насколько она сама любит отца». Кинг с восторгом приняла предложение поработать с Ченнингом Татумом (а какая девчонка бы отказалась?) Играя отца и дочь, актеры стали хорошими друзьями. «Мы придумали специальное рукопожатие, которое мы назвали «жим Чана», – улыбается актриса. – Мы долго репетировали, и режиссер одобрил жест. Ченнинг просто очарователен, и с ним никогда не бывает грустно. На съемочной площадке он был мне как отец, брат или лучший друг». Ричард Дженкинс сыграл роль спикера палаты представителей Элая Рафельсона, политикана из оппозиционной партии. Мартин Уокер в исполнении Джеймса Вудса возглавил Секретную Службу.
  • Здание по адресу Пенсильвания Авеню, 1600 – не только дом и офис президента Соединенных Штатов, но также и символ демократии, лидерства и свободы, который привлекает 1,5 миллиона посетителей ежегодно. «Во время экскурсии по Белому Дому мы невольно замечаешь, что постройка не настолько велика, – говорит Эммерих. – Это – обычный дом в парке, окруженный небоскребами. С другой стороны, здание напичкано самыми новейшими технологиями, которые только можно себе вообразить, и даже теми, которые представить себе пока невозможно. Ходят слухи о секретных ракетных шахтах в фундаменте здания и в окружающих домах. Когда начинаешь об этом задумываться, невольно осознаешь, что при всех средствах охраны, определенный риск все равно остается. И именно об этом наш фильм».
  • Непростую задачу по строительству и декорированию здания поставили перед художником-постановщиком фильма Кирком М. Петруччелли. «Кирк – настоящий герой фильма, оставшийся за кадром, – утверждает продюсер Брэдли Дж. Фишер. – Строительство съемочных площадок стало одной из самых сложных задач, которые перед нами стояли. Многие комнаты Белого Дома (такие как президентский центр по чрезвычайным ситуациям или «улей» Секретной Службы, который расположен непосредственно под Овальным кабинетом) мы смогли осмотреть лишь мельком. Кирку же пришлось воссоздавать все до мельчайших деталей и фигурально выражаясь приглашать всех зрителей на своеобразную экскурсию. Надо отдать ему должное – он выстроил для нас гигантскую «песочницу», в которой мы смогли оторваться на полную катушку». «Я всегда знал, что Белый Дом – резиденция правительства США, – говорит Петруччелли. – Но я никогда не вникал в смысл этого, никогда не спрашивал себя: «Что же на самом деле это за место?» Теперь я всегда смогу ответить и на этот вопрос – это символический музей времени, истории страны и ее правительства». «У Белого Дома весьма богатая история, однако говорят о нем куда больше, чем знают доподлинно, – считает продюсер и сценарист Джеймс Вандербилт. – Своя история есть и у каждой из комнат. Скажем, в Зеленой комнате для проведения панихиды было уложено тело Уильяма Линкольна, сына президента, который скончался в 11-летнем возрасте. Его мать Мэри Тодд Линкольн с тех пор ни разу не смогла заставить себя зайти в эту комнату». «Мы многое знаем о Белом Доме, но еще больше информации нам, к сожалению, недоступно, – сетует Петруччелли. – Как, например, мифические тоннели под Белым Домом. Говорят, что Мэрилин Монро бывала в этих катакомбах, и мы склонны верить этим слухам. Я думаю, что столь богатая истина и еще более богатые домыслы об этом здании сделали Белый Дом отличным фоном для нашей истории».
  • Вандербилт начал работу над сценарием с тщательного исследования, однако некоторых случаях ему все же приходилось полагаться лишь на свое воображение. «Информация о Белом Доме делится на несколько категорий, – объясняет продюсер. – Некоторые факты общедоступны, а некоторые – строжайше засекречены. Мы неоднократно связывались со службой охраны Белого Дома, и во многих случаях на наши вопросы они отвечали: «К сожалению, мы не можем вам ничего сказать по этому поводу». Они не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть существование системы тоннелей под Белым Домом. Мы не смогли узнать точное расположение президентского центра по чрезвычайным ситуациям и еще много чего».
  • Когда Петруччелли встретился с Эммерихом, чтобы обсудить детали предстоящей работы, режиссер и художник сошлись во мнении, что строение должно выглядеть максимально реалистично. «Роланд хотел акцентироваться на съемках захватывающей остросюжетной драмы, но место действия должно было выглядеть настолько правдоподобно, насколько только было возможно, – говорит Петруччелли. – Задание было очень ответственное и непростое, потому что многие рядовые граждане бывали в Белом Доме на экскурсиях и представляют себе интерьер помещений. Это одно из самых часто фотографируемых зданий в мире, и поэтому – одно из самых узнаваемых. С одной стороны это упрощало мою задачу – мы точно знали, с чем имеем дело. Но с другой стороны появлялась непреодолимая сложность, потому что многие помещения были для нас закрыты».
  • Работа по воссозданию копии Белого Дома началась с многочасовых экскурсий по оригиналу. «Эти походы были очень важны не только для меня, но и для Роланда, – вспоминает Петруччелли. – Посещая Белый Дом, ты многое узнаешь и убеждаешься в том, что многое из того, что о нем говорят, не соответствует истине. Я отметил, что здание живет двумя независимыми жизнями – деловой и социальной. Деловая жизнь протекает в Западном крыле. Вы можете представить себе какие-то дворцовые интерьеры, однако на самом деле обстановка там вполне спартанская, ориентированная на функциональность, никаких изысков дизайна. Можно сказать, что интерьеры Западного крыла в чем-то скучные и бюрократические». «Но у этой медали есть и обратная сторона, – продолжает художник. – Это – настоящий исторический музей. Я говорю про Большой зал, Восточную комнату, Зеленую, Голубую и Красную комнаты, столовую для официальных мероприятий, которые расположены на первом этаже. В здании постоянно находятся сотрудники Специальной Службы и Капитолийской полиции, не говоря уже о сотнях (если не тысячах) туристов. При этом все настроены очень миролюбиво и уважительно».
  • По окончании исследовательского процесса Петруччелли нанял целую армию из 300 плотников, 45 скульпторов, 32 декораторов и 16 художников, которые начали строить площадки. Для возведения Белого Дома продюсерам пришлось арендовать все без исключения павильоны киностудии Mel’s Cite du Cinema в Монреале. «Мы воссоздали Белый Дом настолько реалистично, насколько точно возможно, – говорит Петруччелли. – С архитектурой мы справились без особых проблем, трудности начались, когда мы начали декорировать помещения. Архитектуру постройки можно считать классической, хотя в ней есть отдельные элементы из разных эпох. Оригинальное строение датируется 1792 годом. При этом колоннада была пристроена во время правления Джефферсона; Овальный кабинет был пристроен в 1909 году, его первым обладателем стал президент Уильям Тафт. Было еще много незначительных изменений. В 1952 году во время правления Трумана здание было полностью реконструировано, однако внешние стены остались нетронутыми. В нашей работе мы всегда учитываем возраст здания. Белый Дом – постройка старинная, и мы хотели это показать». «Когда пришло время декорировать помещения, для нас работа перешла в несколько иное русло, – говори художник-постановщик. – Мы разослали команды по всему миру в поисках реквизита. Группы работали в Соединенных Штатах, Канаде и Европе. Из Индии нам привезли ковры. Плафоны светильников вообще невозможно было купить, потому что сейчас таких уже попросту не делают. Но они настолько запоминающиеся, что нам приходилось как-то выкручиваться и делать их вручную».
  • У съемочной группы также возникали проблемы, связанные с логистикой. «У нас была настолько многочисленная массовка, что Овальный кабинет пришлось строить дважды, – отмечает Петруччелли. – Во время съемок его затопляло, он был объят пламенем, в самом помещении и рядом с ним несколько раз взрывались гранаты. Мы много работали с командой по визуальным эффектам. Они знали, где пули должны были дырявить стены, а мы понимали, где в стене нужно продолжить кабель так, чтобы стена рухнула. В определенный момент конференц-залы, Овальный кабинет, лобби, Большой зал и Большая лестница оказались полностью затоплены. Синюю комнату разрезало пропеллером вертолета. Зеленая комната, спальня Линкольна и спальня президента были охвачены огнем». Впрочем интерьеры Белого Дома были не единственной головной болью художников и декораторов. «Нам нужна была площадка с Южным двориком Белого Дома, – говорит Петруччелли. – Она должна была быть достаточно масштабной, чтобы вместить танк и громоздкий самолет президента. Ни один павильон киностудии не вместил бы подобную технику, поэтому мы начали искать альтернативные площадки. Сначала мы хотели снять авиационный ангар, но свободного не нашлось. А потом мы нашли «Пузырь» – поле для гольфа под крышей. Огромное пространство было полностью укрыто надувным пузырем, возвышавшимся на 18 метров. Вот где мы сумели развернуться. На этом поле мы сняли немало сцен. Когда я говорю, что пространство было огромным, я не кривлю душой – наша команда из 300 с лишним человек поместилась там без проблем». После того, как строительство площадки было завершено, даже ветераны кинематографа были поражены результатом. «За время работы с Роландом я видел немало площадок, и довольно масштабных площадок, но настолько впечатляющей не припомню, – говорит продюсер Харальд Клозер. – В какой-то момент я поймал себя на мысли, что хожу по площадке и выспрашиваю у всех, где здесь туалет. Я рассчитывал, что мне укажут направление куда-то дальше по коридору, и был немало удивлен, когда мне напомнили о том, что туалеты находятся снаружи. Я забыл, что находился на съемочной площадке!».
  • Петруччелли и его команда много работали со специалистами по визуальным эффектам. «Наши группы работали в очень тесной связке, – объясняет художник. – Их работа зависела от нас, а наша – от них, поэтому большую часть времени нам приходилось трудиться сообща. С декорациями работало очень много разных отделов, и мы были первыми. Затем все интерьеры оцифровывались на компьютере. Нам приходилось все декорации делать разборными, потому что следом за нами на площадке появлялась команда по спецэффектам. Они должны были иметь возможность использовать детали интерьера и вносить определенные коррективы». «Принятие каждого решения превращалось в довольно продолжительный процесс, – продолжает Петруччелли. Сначала мы получали одобрение Роланда, затем вопрос решал я сам, затем передавал ребятам из отдела визуальных эффектов, которые, закончив работу, вновь вызывали меня. В этом фильме мы спланировали все так, что визуальные эффекты останутся «невидимыми» – вы никогда не скажете, был ли это спецэффект или стена действительно рухнула. Если так и будет, для меня это станет самой большой похвалой». Помимо Белого Дома команда Петруччелли построила немало других декораций, включая коридоры Капитолия, подсобные помещения Капитолия и Белого Дома, улицы Вашингтона, оба самолета президента, бункер Пентагона, президентский центр по чрезвычайным ситуациям, офисы Секретной Службы, Южный дворик… и кое-что еще, получившее название «Зверюга».
  • Петруччелли и супервайзеру по автотранспорту Грэму Келли было поручено воссоздать президентский лимузин, который в соответствующих кругах получил ласковое прозвище «Зверюга». Эту машину с трудом назовешь роскошным автомобилем, скорее крепостью на колесах. «Когда мне поручили собрать три президентских лимузина, я подумал: «Да без проблем!» – вспоминает Келли. – Я рассчитывал взять лимузин Кадиллак и сделать его чуть более компактным. А затем я увидел фотографию агента Секретной Службы, стоящего рядом с настоящим автомобилем президента. Он выглядел карликом. Приглядевшись, я понял, что никакой он не карлик. И что роста было в нем, по меньшей мере, два метра. То есть машина была просто гигантской». «Самое удивительное в этой машине – ее габариты, – говорит Сирил О’Нейл, президент компании автомобильной компании Reel Industries. – Глядя на фотографию, можно подумать, что это – обычный лимузин. Поначалу мы даже решили, что сможем переделать один из наших обычных лимузинов. Однако в действительности машина просто гигантская. Дизайн безупречен, и автомобиль действительно кажется лимузином, но это отнюдь не так. Размеры кузова сопоставимы с размером груженой фуры, внутри же машина скорее напоминает внедорожник, поскольку со всех сторон машина хорошо бронирована. В итоге нам пришлось каждую деталь авто делать вручную, никаких заготовок не было и переделывать было нечего. Зверюгу мы собирали, что называется, с нуля».
  • Роланд Эммерих возлагал большие надежды на команду конструкторов, занимавшихся сборкой автомобилей. Отчасти это было обусловлено тем, что режиссер не хотел перебарщивать со спецэффектами, и рассчитывал максимально использовать практические спецэффекты. Казалось, его список пожеланий того, на что должен быть способен автомобиль президента, был бесконечен. «Каждый день Роланд подходил ко мне со словами: «Да, кстати! Я бы хотел, чтобы в машине было кое-что еще», – вспоминает О’Нейл. – Мне ничего не оставалось, как покорно вздыхать: «Хорошо, Роланд»». Для съемок фильма потребовалось изготовить три одинаковых автомобиля. Заказ был достаточно необычен, поскольку о машине никто ничего не знал. «Когда мы получили это задание, первым делом обратились за помощью в Секретную Службу, – говорит О’Нейл. – Однако нам сказали, что, несмотря на то, что идея фильма представляется им очень интересной, они не смогут предоставить нам какую бы то ни было информацию об автомобиле. Мы не смогли узнать даже диаметр колес и длину кузова. То есть мы не знали о машине буквально ничего». Разумеется, некоторую информацию все же удалось получить из других источников. «На протяжении многих лет компания General Motors была официальным поставщиков автомобилей для Секретной Службы, – говорит О’Нейл. – На заводе этой компании собирались и президентские лимузины. Кадиллак был официальной президентской маркой авто уже несколько десятков лет. Насколько я знаю, конструкторы General Motors сами разрабатывали дизайн всех президентских лимузинов. Поэтому в дизайне присутствует так много характерных для Кадиллака особенностей».
  • Дальнейшая разработка требовала от конструкторов определенных детективных навыков. «Рассматривая фотографии, мы пришли к выводу, что лимузин президента сделан на основе машины Cadillac Escalade 2009 года выпуска, – рассказывает О’Нейл. – Зная длину кузова, мы сделали замеры по фотографиям и получили все прочие данные, которые нам были нужны». «После того, как мы определились с основными размерами и сделали наброски авто на бумаге, за дело взялись скульпторы, – продолжает О’Нейл. – Они вырезали из огромного бруска пенопласта автомобиль практически в натуральную величину с мельчайшими деталями. После того, как пенопластовый автомобиль был готов, мы сняли с него форму и отлили кузов из стекловолокна. Затем мы немного удлинили классическую подвеску автомобиля Suburban и закрепили на ней кузов». «Зверюга шире любой машины из-за внушительного бронирования, – говорит Келли. – Мы постарались передать и этот нюанс. Когда дверь машины открывается, заметна ширина бронелиста».
  • Интерьер Зверюги было создавать еще труднее – декораторам приходилось руководствоваться всего одной фотографией. «Никто не знает, что из себя представляет настоящая Зверюга изнутри, – признается О’Нейл. – Отдаленное представление об интерьере мы смогли получить лишь по фотографии, в которой виден салон через открытую дверь. В соответствии с этой скудной информацией мы сделали салон машины таким, каким он мог бы быть. В этом вопросе нам неоценимую поддержку оказал художник-постановщик фильма Кирк Петруччелли». Несмотря на внушительные размеры, Зверюга должен был быть подвижным и маневренным. «Сюжет требовал от машины довольно многого, – утверждает О’Нейл. – Зверюга должна была проломить стену, ездить по бездорожью, спрыгивать с бордюров, и делать полицейские развороты на 180° и 360°. Это было не так просто, потому что машину с подобными техническими характеристиками надо было «обувать» в покрышки от грузовика. Подобные покрышки имеют очень хороший протектор, который делает какое бы то ни было скольжение вбок невозможным. То есть полицейские развороты для нас стали камнем преткновения. Мы понимали, что для подобных трюков каскадерам придется разгонять машину до внушительной скорости». Скорость обеспечил двигатель LS1 Corvette. «Нам нужно было выбрать один из самых мощных автомобильных двигателей на свете, – говорит Келли. – В этом монстре около 420 лошадиных сил. Поставив его под капот, мы не сомневались в том, что он справится со всеми поставленными перед каскадерами задачами».
  • Оператор фильма Анна Дж. Ферстер уже работала с Роландом Эммерихом на съемках исторической драмы "Аноним". «Анна переросла должность оператора и хочет сама снимать фильмы, – говорит Эммерих. – Поэтому она к каждой сцене относится с позиции режиссера – все средства хороши, если это идет на благо повествования». «Поначалу мне было не так просто уговорить Анну встать за камеру, – продолжает режиссер. – Она продолжала твердить: «Я не снимаю боевики». А я ей: «Что ж, это будет самый красивый боевик из всех, которые когда бы то ни было снимались. Что ты на это скажешь?» Она: «И насколько он будет экстремальным?» А я: «Настолько экстремальным, насколько скажешь». Это сработало, и она согласилась». «Мы решили снять фильм совсем не таким, каким его ожидают увидеть зрители и критики, – говорит Ферстер. – Мы не боялись снимать с самых неожиданных ракурсов, иногда играли на контрасте. Некоторые сцены, как может показаться, совершенно не соответствуют масштабу и даже жанру фильма, в этом можете быть уверены». Как выяснилось, под «экстремальной съемкой» оператор имела в виду съемку широкоугольным объективом. «Этот фокус мы опробовали еще на съемочной площадке "Анонима", – объясняет Ферстер. – Если снимать сцену широкоугольником, можно захватить куда больше деталей, чем на обычную камеру. Мой любимый размер камеры – 15,5 миллиметров, а это слишком широко даже для широкоугольников. Картинка не слишком искажается, и у зрителя не появляется ощущения, что он смотрит на экран через донышко бутылки. При этом в кадр вмещается вся комната от окна до двери. Самое сложное при такой съемке – освещение». Действительно, учитывая то, что камера захватывала всю комнату целиком, места для осветительных приборов попросту не оставалось. Однако оператор и режиссер нашли выход и из этого тупика. «Некоторые сцены мы планировали едва ли не с миллиметровкой, – говорит Ферстер. – При определенном расположении актеров и определенном угле съемки нам вполне хватало света, падающего из окна, или естественного освещения». Эммерих говорит, что процесс был сложным, но игра стоила свет. «Все наши ухищрения в итоге вылились в совершенно нестандартный боевик», – говорит он.
  • Ферстер и Эммерих также часто использовали смешанное освещение и отраженный свет, чтобы избежать «классического освещения всех боевиков». Однако Ферстер утверждает, что это было сделано на благо истории. «Недостаточное освещение создает определенную атмосферу, – утверждает она. – Если персонаж стоит в темном углу и выходит на свет, если он предстает в виде силуэта, если он засвечен на фоне окна – все это создает определенное напряжение. Это помогало передать ощущение человека, который преследует кого-то или преследуем кем-то». Исполнительный продюсер Рейд Каролин добавляет: «То, как Анна забавлялась со светом, меня просто заворожило. Она – настоящий художник, игра свет и тени для нее, словно мольберт и палитра. Она создавала подбирала невероятные ракурсы для съемки, делавшие каждую сцену произведением искусства».
  • Постановкой трюков и рукопашных поединков занимался Джон Стоунэм мл. «Я всегда стремлюсь к тому, чтобы трюки выглядели натурально и красиво, – говорит Стоунэм. – На съемках этого фильма реализму было уделено особое внимание. У Ченнинга наметанный глаз на всякие трюки, он мог запросто сказать: «Я не буду это делать, это бессмысленно». По сценарию у него много рукопашных схваток, и, надо отдать ему должное, он предложил немало дельных идей, как сделать их более зрелищными». Татум добился определенных успехов в танцах и спорте, что подготовило его для самых невероятных трюков на съемочной площадке. «У парня очень хороший уровень подготовки, – считает Стоунэм. – Вообще я считаю, что из гимнастов и танцоров получаются отличные каскадеры. Они умеют полностью контролировать свое тело и понимают, что происходит с человеком, когда он летит или падает. Ченнинг схватывал все на лету, чем существенно облегчал мою задачу. При этом мы могли снимать крупным планом его лицо во время выполнения трюка. А это дорогого стоит в кинематографе». Однако Татум отличился не только своими навыками и талантами. «Он практически неуязвимый, – отмечает Стоунэм. – Он делал трюк дубль за дублем с такой же легкостью, словно перелистывал страницу книги. Поединок за поединком, и так на протяжении шести или семи недель! Одну из боевых сцен мы снимали на крыше – Ченнинг дрался весь день. Он – единственный из известных мне актеров, кто был на это способен. При этом на последнем дубле он даже не запыхался». «Вклад Ченнинга в этот фильм просто невозможно недооценить, – говорит Фишер. – Он выложился на полную катушку. В один из съемочных дней мы снимали сцену, в которой герой Татума делает обратное сальто со второго этажа, падает на стеклянный пол первого этажа крыши Белого Дома, а сверху на него спрыгивает герой Джейсона Кларка. Ченнинг снял эту сцену в два дубля. Он – настоящий мужик и потрясающий актер».
  • Татум был не единственным актером, готовым к каскадерским испытаниям, его примеру последовал и Джейсон Кларк. «Мы с Ченнингом снимались во многих трюковых сценах сами, – говорит актер. – Отчасти именно за это я люблю такие фильмы и такие роли». Готовясь к своей роли, Кларк обратился за помощью к экспертам. «На съемочную площадку привезли одного из сотрудников Специальной Службы, который нас проинструктировал, – вспоминает он. – Мы, конечно, не достигли уровня подготовки морпехов или оперативников группы «Дельта», но, во всяком случае, мы старались изо всех сил».
  • Все поединки Кларка и Татума были сопряжены с определенными трудностями. «В фильме будет много сцен с драками, – говорит Кларк. – В одной мы деремся в воде под ливнем системы пожаротушения. В другой сцене мы скатываемся с крыши Белого Дома на лужайку. Признаюсь, очень трудно сосредоточиться, когда за кадром включается мощный вентилятор и тебя буквально сдувает с ног ураганный ветер, щедро «приправленный» пылью. От ветра приходилось как-то абстрагироваться и играть рукопашную схватку». «Все драки удались на славу, – продолжает актер. – Это будет старый, добрый мордобой. По сценарию мы должны были расквасить друг другу физиономии, что мы и сделали».
  • За визуальные эффекты фильма отвечал друзья и коллеги Эммериха – сопродюсеры и супервайзеры по визуальным эффектам Волкер Энгель и Марк Вейгерт. Энгель и Вейгерт неоднократно работали с Эммерихом ранее. Они «запустили» летающую тарелку, которая взорвала Белый Дом, и устроили землетрясение, уничтожившее Лос-Анджелес. На этот раз их задача была куда проще. «Действие всего фильма происходит внутри и снаружи Белого Дома, – говорит Вейгерт. – Это – одна из построек, которую нельзя снимать даже издалека, не говоря уже о съемке внутри. Поэтому львиная доля нашей работы состояла в создании локации. Роланд хотел, чтобы все выглядело натурально. Поэтому мы выстроили на компьютере сам Белый Дом и его окружение на несколько кварталов в разные стороны, вплоть до каждого деревца, ограды и сторожки». Вейгерт и Энгель также оказали посильную помощь в разработке превизуализаций. «Мы показывали Роланду ту или иную сцену, которую рисовали на компьютере, и спрашивали: «Что ты думаешь по этому поводу?» – вспоминает Вейгерт. – Некоторое время мы работали над сценой вместе и сообща находили решение: «Давайте немного поднимем камеру и возьмем объектив помощнее». Фактически, мы сняли весь фильм еще до того, как начали снимать фильм». «Самая лучшая похвала, которую я слышу – когда люди после сеанса подходят ко мне и говорят: «Я так и не понял, где там были спецэффекты, не могу поверить, что вы снимали не в Белом Доме», – улыбается Энгель. – Съемки всемирно известной достопримечательности всегда сопряжены с трудностями. Каждый знает, как выглядит Белый Дом. Теперь же, когда Роланд разрушил его в третий раз, мы не без гордости можем назвать себя экспертами по Белому Дому».
  • Продюсер фильма Харальд Клозер выступил одним из композиторов фильма. Компанию в сочинении саундтрека ему составил его коллега Томас Ванкер. Фильм – уже четвертый совместный проект Клозера и Роланда Эммериха. «Мы с Томасом работаем по накатанной, – говорит он. – Когда я начинаю работать над проектом, первым делом пытаюсь определить, какое настроение нужно создать при помощи музыки в той или иной сцене. Это чем-то напоминает кулинарию – сначала мы выбираем ингредиенты, а затем решаем, что из них можно приготовить. Можно менять настроение, выбирая состав исполнителей музыки – будет ли это струнный квартет, симфонический оркестр или хор. Этот процесс меня завораживает. Музыку в фильме можно охарактеризовать, как металлическую, электронную и современную. Будет много отрывков в быстром темпе, иногда даже в достаточно неожиданных сценах».
  • Ошибки в фильме

  • В кадре, демонстрирующим мотокортеж, его головная часть составлена из мотоциклов модели BMW R1200RT. Однако и служба охраны Капитолия, и представители Секретной службы, и полиция округа Колумбия, где расположен город Вашингтон, используют только американские мотоциклы производства Harley Davidson.
  • Чтобы выстрелить из гранатомета, президент Сойер высовывается из окна лимузина. Это невозможно – боковые панели данного транспортного средства представляют собой универсальные защитные пакеты толщиной более 20 см, в которых нет механизма стеклоподъемников.
  • В фильме система пожаротушения в Овальном кабинете уже отключилась, тогда как в соседнем помещении, где идет рукопашный бой, разбрызгиватели продолжают работать. В реальности все они включаются и выключаются одновременно. Кроме того, если бы люди попали под струи воды, одежда мгновенно промокла бы и прилипла к телу, но актеры продолжают оставаться в сухом облачении.
  • Истребители Lockheed S-3 Viking, демонстрируемые в сводке новостей, были сняты с вооружения в 2010-ом.
  • Хакер, взламывающий систему NORAD, пытается навести на Борт №1 ракету типа МБР. Но межконтинентальные баллистические ракеты предназначены совсем для иных целей, они физически не пригодны для того, чтобы сбивать авиалайнеры. Разве что вместе со всеми окружающими объектами в радиусе километра в результате подрыва ядерной боеголовки.
  • Схемы использования ядерного чемоданчика и взлома NORAD изобилуют множеством ошибок, возможно, вовсе не случайно. Если коротко – удаленно запустить ракету с ядерным зарядом с подводной лодки таким способом гарантировано невозможно.
  • Показанная субмарина носит название «Альбукерк» и относится к классу атакующих, «охотников за ракетоносцами». На ее борту нет оружия массового поражения.
  • Оформить подписку