Назад

Сериал Мертвые души смотреть онлайн

Развернуть трейлер
Преимущества подписки
  • Эксклюзивы ivi
    Тысячи фильмов и сериалов
  • Без рекламы
    Просмотры на одном дыхании без перерыва
  • 4K, FHD, HDR, 5.1
    Максимальное качество изображения и звука
Смотреть позже
Уведомлять о сериях
Поделиться
7,9
рейтинг ivi
режиссура
сюжет
зрелищность
актёры

Современная адаптация классического романа-поэмы Николая Васильевича Гоголя. Действие происходит в наши дни. Чичиков, предприимчивый и не лишенный обаяния чиновник из Москвы, на этот раз не скупает мертвые души у недалеких провинциалов, а продает им места на кладбище рядом со знаменитостями. Он приезжает в уездный городок Н и быстро заводит там «большие и малые» связи. Эти яркие знакомства пойдут ему на пользу и откроют новые возможности для достижения личной выгоды…

Остроумный комедийный сериал режиссера Григория Константинопольского по следам всегда актуальной русской классики. Образ Чичикова «нового поколения» воплотил на экране Евгений Цыганов. Узнаваемых гоголевских героев также сыграли Александр Робак (Собакевич), Дмитрий Дюжев (Манилов), Елена Коренева (Коробочка), Тимофей Трибунцев (Ноздрев), Алексей Серебряков (Плюшкин). Съемки комедии проходили на студии «Лукфильм» (сериальные хиты «Обычная женщина» и «Эпидемия») продюсеров Валерия Федоровича и Евгения Никишова.

Смотрите онлайн сериал «Мертвые души» только на IVI!

Приглашаем посмотреть сериал «Мертвые души» в нашем онлайн-кинотеатре в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Языки
Русский
Доступные качества

Фактическое качество воспроизведения будет зависеть от возможностей  устройства и ограничений правообладателя

HD, 1080, 720

Сюжет

Осторожно, спойлеры

По загородной трассе едет автомобиль BMW. Водитель восклицает: эх, трёшка, птица-трёшка, Бэха! Кто ж тебя выдумал? Дымом дымится под тобою дорога. Эх, кони! Что за кони! Сколько же лошадей у тебя под капотом! На заднем сидении зевает человек в строгом костюме и темных очках: Селифан, заткнись. Шофер сообщает: подъезжаем, Павел Иванович.

Автомобиль въезжает в город Бугорск. Сидящие в машине сотрудники ДПС говорят: московские номера, далеко заехали.

Приезжие заселяются в парк-отель «Принц». Для Павла Ивановича Чичикова здесь забронирован люкс, а для Селифана Кузнецова – номер-эконом.

Чичиков изучает меню в ресторане отеля. Официант сообщает, что хозяйка гостиницы – Агафья Тихоновна, жена Алексея Ивановича, начальника полиции. Это сейчас в зале никого, а под вечер всегда бывает полная посадка. Ресторан считается лучшим в городе, сюда приходит отдохнуть вся Администрация.

Возле правительственного здания Чичиков рассматривает портреты членов Администрации Бугорска, знакомится с местными достопримечательностями.

Понедельник. Чичиков приходит на прием к губернатору Бугорской области Антону Кузьмичу Сквозник-Дмухановскому, сообщает ему: я государственный инспектор отдела исторического наследия Министерства культуры. Вы, наверное, слышали, что московское правительство сейчас очень широко разрабатывает программу реновации. В нее входит не только обновление жилого фонда, но и столичных кладбищ. В результате осуществления данной программы в связи с более компактной застройкой и уплотнением мы получаем новые площади для захоронения в самых престижных исторических местах московских кладбищ. Наш министр одобрил инициативу внутри ведомства и издал формуляр, благодаря которому мы сейчас имеем возможность перезахоронить в столице на самых престижных местах выдающихся деятелей русской провинции: ученые, деятели культуры, чиновники, военные, беззаветно служившие России последние 20 лет. Я к вам приехал собрать эти списки. Губернатор крайне заинтересован, он приглашает Чичикова сегодня вечером в губернский ресторан, где будет проходить благотворительный вечер: там как раз будут очень нужные вам люди. И у меня к вам дело имеется.

Во время благотворительного вечера в ресторане ведущая предлагает присутствующим делать взносы в Фонд помощи районам, пострадавшим от наводнения и лесных пожаров. На сцену поднимается Василий Сергеевич Манилов, начальник Управления по социальным вопросам и здравоохранению г. Бугорска. Он жертвует миллион.

Губернатор говорит сидящему рядом с ним Чичикову: очень нужный вам человек, можете согласовать с ним списки. Добрейший души человек, бессребреник. Губернатор подзывает Манилова, знакомит их с Чичиковым. Манилов говорит, что для решения всех вопросов московскому чиновнику лучше приехать к нему домой, за город. Тот обещает нанести визит завтра. Губернатор представляет Чичикова Михаилу Семеновичу Собакевичу (начальник Управления по культуре), Алексею Ивановичу (начальник УВД), Валерию Алексеевичу (прокурор), Ивану Андреевичу (начальник главпочтамта), Ивану Григорьевичу (председатель счетной палаты).

На сцену поднимается вусмерть пьяный человек, он орет в микрофон: братцы, даю десять миллионов погорельцам и утопшим! Завтра все переведу на карту. Губернатор поясняет Чичикову: это наш Ноздрев, министр физической культуры и спорта. Ноздрев лезет обниматься к Чичикову: Паша, это же я – Витька Ноздрев! Мы вместе служили добровольцами в народном ополчении. Ты что, не помнишь, что ли? Одолжи мне десятку, а? Переведи мне на телефон, я тебе завтра отдам. Собакевич, начальник УВД, прокурор, начальник главпочтамта и председатель счетной палаты оттаскивают от московского гостя Ноздрева, тот буянит, орет: руки уберите! Чичиков: я впервые вижу этого человека. Губернатор: вот и не берите в голову, забудьте о нем. Я бы сам его давно с работы турнул, но, увы, не могу. Он дальний родственник нашего митрополита. Вот и терпим его все. Чичиков: вы утром говорили, что у вас дело ко мне есть. Губернатор: спасибо, что напомнили. Я все думаю о реновации московских кладбищ. Эти освободившиеся места продаются или как? Чичиков: практически нет. Все места уже в различные ведомства распределены и забронированы. Губернатор: как жалко. А то я хотел купить для себя. Может, вы все-таки что-нибудь придумаете? Чичиков мнется: если только вписать вас в те списки, которые я собираю. Но не знаю, можно ли так… Губернатор: ну почему же нельзя? Чичиков: а ведь это хорошая идея, Антон Кузьмич. Тогда я подам вас вместе со списками – и место за вами. Губернатор: а нельзя ли его выбрать? Чичиков: конечно. На Новодевичьем, на Ваганьковском – у нас везде имеются министерские квоты. Вы где бы хотели? Губернатор: а нельзя ли у Кремлевской стены? И чтобы скромный такой бюст. Чичиков: там есть одно забронированное место, на будущее, для Владимира Владимировича, и еще два – слева и справа. Губернатор: там хочу быть! Я за ценой не постою. Кстати, сколько это может стоить? Чичиков: ну с учетом всех скидок, дисконтов и при условии, что мне по этому поводу нужно кое с кем посоветоваться, то это будет, полагаю, миллионов сто. Губернатор начинает торговаться. В результате они с Чичиковым договариваются о сумме в 52 с половиной миллиона.

Вторник. Утром губернатор приходит к Чичикову в номер, вручает ему вместо денег испеченный его супругой пирог. Антон Кузьмич говорит: я подумал, нехорошо будет, если я один получу столь высокое место после своей кончины. У нас в Администрации достаточно людей, которые более чем достойны этого и которые могут вас отблагодарить. Например, прокурор или начальник УВД. Все они достойны высшего света. А главное – никто из них не нуждается в финансах, у каждого жена – очень успешная бизнесвумен. Не буду скрывать, я со всеми переговорил, ввел в курс дела, все с нетерпением ждут встречи с вами. По деньгам вы сами с ними решайте, а что касается моей суммы – вы раскидайте ее поровну на всех.

Чичиков встречается с рекомендованными губернатором людьми, и все предлагают распределить их долю поровну и накинуть эту сумму остальным желающим забронировать место на престижных столичных кладбищах.

Чичиков едет в машине, сокрушается: вот черти, вот мошенники, обокрали меня, ободрали до нитки, подлецы. Утро пропало зря. Но ничего, мы еще поглядим, кто кого. Селифан, ставь навигатор на Маниловку. За город едем. Слушаюсь, Павел Иванович.

Манилов под кайфом. Он сидит в беседке на берегу пруда возле своего особняка. Его жена танцует перед ним эротический танец в индийском стиле, кладет ему на язык еще одну марку, пропитанную психотропным препаратом.

Селифан: я тут справки навел об этих Маниловых. Говорят, они наркоманы конченные и сексоголики. Чичиков отмахивается: ты давай руль крути. Справки он навел. Чичиков выходит из машины и направляется к беседке, где целуются Маниловы. Манилов замечает гостя, знакомит его со своей супругой: это Лизонька. Я называю ее Кама – Камасутра. Кама целует Чичикова в губы, вешает ему на шею гирлянду из цветов. Манилов приглашает его в дом. Перед воротами они долго препираются, кому входить первым, пока Кама не подталкивает их обоих.

Осматривая интерьер особняка, Чичиков говорит: я вижу, вы любитель всего индийского. Манилов: здесь полный покой. У меня служба, у Камы – бизнес. Так и сидим в деревне. Затем Маниловы начинают расхваливать губернатора и всех его приближенных. Чичиков им поддакивает. А вы всегда в деревне проводите время, или это отпуск у вас? Манилов: в деревне, в город выезжаем, чтобы только увидеться с приятными людьми. И на службу нет-нет и заедешь. Все-таки на совещаниях ведь нужно бывать. Впрочем, сейчас можно все по интернету разруливать.

Чичикова усаживают обедать за шикарно накрытый стол. Кама говорит, что русские блюда приправлены индийскими пряностями. Гостя знакомят с детьми, сыновьям Маниловых шести и восьми лет, из зовут Кришна и Вишну. Мальчики к умилению взрослых могут назвать лучшие города в Индии и России. Насытившись, Чичиков предлагает хозяину поговорить о деле. Манилов уводит гостя в комнату, которая уставлена курительницами для благовоний, кальянами, бонгами и другими приспособлениями. Чичиков отказывается курить что бы то ни было. Но он садится рядом с Маниловым, который вдыхает дым из бонга. Кама танцует перед мужчинами. Чичиков говорит: я давеча в аптеку заскочил купить порошок от изжоги, так на прилавках оказалась одна индийская народная медицина. Манилов: все просто, аптеки города и области все наши. Этим Лизонька занимается. Повсюду одни аюрведы. И народ покупает? Конечно, а куда им деваться? Другого-то не возим. Чичиков: доходно? Манилов: я вас уверяю, денег хватает. Чичиков хочет начать деловой разговор. Манилов уводит его в «апартаменты».

Выслушав предложение Чичикова, Манилов говорит: я бы хотел, чтобы мой прах развеяли у мемориала Махатмы Ганди. Нет, над Индийским океаном – меня и Лизоньку. Чичиков взывает к патриотизму. Манилов соглашается половину его праха (как частного лица) развеять над Индийским океаном, а другую половину захоронить в Москве. Рядом с кем хотели бы быть погребены? Мы с Лизонькой хотели бы лечь рядом с Чубайсом и его супругой Авдотьей. Вот истинный пример государственности и патриотизма. А какая пара! Чичиков: скромненько и со вкусом. Новодевичье кладбище. Манилов: сколько? Чичиков: 15 миллионов. Манилов зовет жену: душенька, принеси нам с Павлом Ивановичем 15 миллионов рублей.

Кама приносит на подносе пачки купюр, присыпанные розовыми лепестками. Чичиков начинает заполнять бумаги, спохватывается: вот я разиня, я же взял с вас за одно место! А для супруги вашей? Кама приносит еще 15 миллионов. Когда Манилов подписывает договор брони, они с Камой начинают раздеваться, ласкать Чичикова, пытаются повалить его на кровать. Тот спешно складывает деньги в мешок, говорит: что-то мне жарко, пойду на воздух. После чего ретируется.

На кухне обслуживающий персонал потчует Селифана оставшимися после обеда яствами и выпивкой. Няня Кришны и Вишну строит шоферу глазки.

Чичиков выходит из дома в обнимку с мешком денег. Он бормочет: надо было сто просить. Этот бы и сто дал, видимо, совсем умом размягчился от этой дури. Но ничего, еще не вечер. Чичиков заходит в беседку, у него кружится голова. Что это со мной? Видать, под дым попал. У Чичикова все плывет перед глазами. Он видит, как Кама с другими облаченными в сари девушками исполняет танец под аккомпанемент Манилова, который играет на ситаре. Кама по-русски поет песню на мотив мантры «Харе Кришна». Манилов уговаривает Чичикова жить вместе с ними. На берегу Селифан занимается сексом с нянькой. Чичиков, чтобы развеять наваждение, зачерпывает рукой воды из пруда. Оттуда выныривают голые девицы, увешанные украшениями, тянут к Чичикову руки, ласкают его. Чичиков падает в воду. Девицы утягивают его на дно, но Чичикову удается вынырнуть на поверхность. Он кричит: Селифан!

Чичиков сам выбирается на берег, бежит к машине. Прибегает Селифан. Маниловы пытаются удержать Чичикова, тот от них отбивается, запрыгивает в машину, командует шоферу: валим отсюда!

Чичиков велит Селифану остановиться на проселочной дороге, выходит из машины, рыдает: дурак я проклятый! 30 миллионов в пруду утопил! Наркоманы долбаные! Селифан, вези меня в гостиницу.

Чичиков пьет водку в ресторане. Здесь же отдыхает губернатор и его приближенные с супругами. Чичиков пускается в пляс под песню Владимира Высоцкого «Моя цыганская», которую исполняет ресторанная певица. Губернаторская компания окружает его, валит с ног, избивает.

Избитый Чичиков сидит на кровати у себя в номере. К нему заходит хозяйка гостиницы Агафья Тихоновна, она говорит: я хочу лежать рядом с Газмановым. Чичиков истошно вопит.

От собственного крика Чичиков приходит в себя в машине. Селифан ведет машину в темноте при свете фонарика: и какой же русский не любит быстрой езды! Заткнись, Селифан. До города далеко? Мы где? Селифан: да кто его знает, Павел Иванович! Кругом дождь, дороги не видать, навигатор глючит. Чичиков: ты что, пьян?

Машина вязнет в грязи. На улице гроза и проливной дождь. Чичиков орет на пьяного Селифана, грозится его уволить. Тот рыдает. Они идут на виднеющиеся неподалеку огни, стучатся в первый попавшийся дом. Чичиков говорит вышедшей к воротам женщине: мы проезжие, пустите переночевать. Ишь ты, какой шустрый – переночевать. Тут тебе не гостиница. Пошли вон, а то ментов вызову. Чичиков: мы с дороги сбились, машина завязла. Вызывайте полицию – хоть в участок отвезут, не ночевать же в поле в такое время. Я чиновник из Москвы, еду к губернатору Антону Кузьмичу. Вот удостоверение мое – Павел Иванович Чичиков. Хозяйка пускает из в дом.

Среда. Хозяйка дома потчует Чичикова обильным завтраком. Гость ее благодарит, выпивает за ее здоровье рюмку наливки. Чичиков рассказывает: я проездом от губернатора к чиновнику Собакевичу. У вас такой хороший дом. Вы работаете, или у вас бизнес? Нет никакого бизнеса, давно, как муж помер. Разорилась я, служу теперь в Администрации у Антона Кузьмича. Так вы чиновница! Как приятно встретить коллегу. А на какой вы должности? Мэр Бугорска. Исполняющий обязанности. Должность досталась мне от покойного мужа, Александра Петровича. Они с нашим губернатором одноклассниками были. Саша при нем два срока мэром отработал, а теперь вот я. У нас с мужем-то инициалы одни и те же, он Александр Петрович, а я – Анастасия Петровна. И фамилия одна – Коробочка. Вот Антон Кузьмич по наследству должность и передал. Удачно получилось. Чичиков: но вы же в некотором роде избираться должны. Коробочка: да избираюсь я, Антон Кузьмич так все выстраивает, что за меня весь город единогласно голосует. А может, и назначают меня. Я уж не понимаю. Чичиков: вот это я удачно заехал.

Чичиков излагает Коробочке суть своего предложения. А вы уже забронировали себе место на кладбище в столице? Так теперь принято. Если нет – вы можете лишиться должности. Но вы не беспокойтесь, я все оформлю в лучшем виде. Вы рядом с кем хотите? Вот, например, Матвиенко Валентина Ивановна. А разве она померла? Она жива, слава богу. Просто забронировала себе место, на будущее, чтобы должность не потерять. Коробочка: ясно. Но я не хочу в Валентиной Ивановной. А с кем хотите? С Максимом Галкиным, с юмористом. Почему? Я, как мужа схоронила, так горевала сильно. А он у нас на корпоративе в Администрации выступал, у нас в ним роман был. Я с ним рядом хочу, с ним и с мужем. Запишите нас к нему. Чичиков: но место денег стоит. Коробочка: за деньги мне этот Галкин нахер не у**ался. Ладно, сколько это место стоит? Чичиков: сумма самая скромная – пять миллионов. Коробочка хватается за голову, плачет: зарезал меня, смилуйся, пожалей вдову несчастную. Я таких деньжищ в руках не держала, отродясь не видывала. Чичиков: заложите дом, возьмите ссуду в банке. Коробочка: так дом-то не мой – государственный, мне он по должности положен. У меня самой ничего нет, только подсобное хозяйство – утки да свиньи. Чичиков: ну бог с вами. Сколько вы сами предлагаете? Тысяч семь. Вы издеваетесь? В вашей дыре место на кладбище в десять раз больше стоит, а я вам в Москве предлагаю.

Коробочка включает музыку, усаживается к Чичикову на колени, начинает его домогаться: может, мы как-нибудь по-другому договоримся? Нет, так мы с вами точно не договоримся. И встаньте, пожалуйста, вы нарушаете мое личное пространство. Коробочка причитает: не губи, отец родной. Хочешь, я тебе гуся дам, сала, грибов, меду? Настасья Петровна, давайте деньги, или я уйду – это мое последнее слово. Хорошо, десять тысяч даю. Ладно, давайте десять тысяч. И меда! И грибов с салом!

Сидя за рулем Селифан бормочет: теперь равнодушно подъезжаю я ко всякой незнакомой деревне. О моя юность! о моя свежесть!... Чичиков уныло смотрит в окно: заткнись, Селифан. Что ж это мы все едем и едем два часа, да так никуда и не выедем, а? Сами видите, Павел Иванович, какие дороги. Ехать быстрее никак невозможно.

На шоссе BMW останавливают сотрудники ДПС. Селифан оправдывается: парни, я не видел, что вы приказали мне остановиться. Машину вашу видел у обочины, а жезла – нет. Лейтенант называет нарушенную водителем статью КоАП РФ, согласно которой ему грозит штраф от 500 до 800 рублей, приглашает Селифана в патрульную машину для составления протокола. Там Селифан сует инспектору деньги: я вам сразу заплачу, чтобы с бумажками не возиться. Тот соглашается, а потом ненадолго выходит из машины. Он пытается «пробить» остановленный автомобиль по базе данных, но сигнал связи отсутствует. За это время Селифан успевает украсть спрятанные за солнцезащитным козырьком деньги. Когда BMW уезжает, инспекторы обнаруживают пропажу и устремляются в погоню за москвичами. Но куда те свернули на ближайшей развилке – неизвестно.

Чичиков и Селифан едят раков в кафе «Мираж» (Чичиков запивает их пивом). На открытой веранде пируют десантники. Пьяный Ноздрев, облаченный в тельняшку и казачью папаху, орет: слава ВДВ! Он замечает Чичикова: Паша Чичиков, вот это встреча! Это же я – Витька Ноздрев! Ноздрев троекратно целует Чичикова, рассказывает ему: а мы тут совместно с Военно-исторически обществом устроили реконструкцию боевых действий. Все, как в позапрошлом году. Потом, ясное дело, сели в бане в очко играть. Я продулся в пух! Проиграл даже бурку с газырями, машину служебную вместе с водителем. Гол как сокол. Но знамя не продул, оно при мне. Ноздрев целует знамя, а потом казака, который его носит. Это зять мой – вахмистр Межуев. Как мы погуляли, Паша! Поехали мы в стрип-клуб. А подъесаул Поцелуев – красава! «Бордо» называет просто бурдашкой. Говорит официанту, тащи нам бурдашки. А Крушинников – просто красавелла. Три ящика шампанского приволок, и не просто «Клико», а «Клико Матрадура», это двойное «Клико» на водке. Я 17 бутылок один выпил. Межуев подает голос: 17 бутылок ты не выпьешь, это я тебе как зав по пищеблоку говорю. Ноздрев: выпью! Бьемся об заклад? Ставь свой Калаш. Межуев: не буду, он наградной, на День десантника подаренный.

Чичиков пытается улизнуть от Ноздрева, но тот продолжает доставать его пьяными разговорами даже в туалете. Межуев тоже таскается следом со знаменем. Ноздрев: ты вообрази, какой Кувшинников бабник и юбочник. Город арендовал для нас яхту. Так Кувшинников нашел в сети какой-то паскудный сайт. Привезли нам девочек, мы их оформили как приглашенных артистов. А Кувшинников всю ночь их по палубе строем водил. А рыбы сколько наловили! Поцелуев гранату РГД в воду бросил, до утра сетями не могли всю рыбу вытащить. А ты куда сейчас едешь-то, Паша? К человечку одному. Да ну его к черту, поехали ко мне. Посмотришь, как я живу. У меня годового доходу двести миллионов. Зуб даю. Чичиков: ну изволь, едем. Только, чур, не задерживать, мне время дорого. Ноздрев лезет целоваться к Чичикову: Паша! Вот сейчас все втроем и покатим.

Знаете ли вы, что

  • В основе сюжета сериала лежит одноименный роман Николая Васильевича Гоголя. Действие при этом происходит в наши дни.
  • Из-за эпидемии коронавируса COVID-19 съемки сериала пришлось начать не в мае как планировалось режиссером, а только в конце июля.
  • Изначально роль Плюшкина была отдана Михаилу Ефремову, но из-за смертельного ДТП, виновником которого стал актер, он не смог принять участие в проекте.
  • Оформить подписку